Бжехва Ян - Пан Клякса - 3. Триумф пана Кляксы - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кошкин Алексей

Мышата из старого замка


 

Здесь выложена электронная книга Мышата из старого замка автора, которого зовут Кошкин Алексей. В библиотеке rus-voice.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Кошкин Алексей - Мышата из старого замка.

Размер файла: 80.89 KB

Скачать бесплатно книгу: Кошкин Алексей - Мышата из старого замка



Кошкин Алексей
Мышата из старого замка
Алексей Кошкин
Мышата из старого замка
Две повести
Повесть первая
НАШ ЗАМОК СТОИТ НА ГОРЕ ЦВЕТОВ...
1
У нас в подвале угловой башни живет Волшебник. Нет, все мы немного волшебники, но он из нас - самый умелый. Он дружит с большими хвостатыми крысами, которых боятся девчонки. Подвал давно затоплен, и Волшебник плавает по нему в кожаной лодочке, похожей на башмак. Среди волшебников его ранга принято носить шапку-невидимку, чтобы на них не обращали внимания. И живут они, не показываясь людям на глаза. А у нашего Волшебника такой шапки нет. Однажды Джон спросил, почему, а он сказал, что подарил ее маме, когда та улетала на Луну.
Недавно Волшебник выгнал из подвала всех вредных мокриц и слизняков. Он часто жаловался нам, что мокрицы громко скрипят по ночам своими пластинами, а слизняки попадают в грибной суп. Забавно было смотреть, как они покидали подвал. Медлительным слизнякам понадобилось для этого десять дней. Они мокрым блестящим ковром стелились по траве, направляясь к воротам. Девчонкам стало их жалко, и они построили маленький город в клетке с комарами - пусть поселятся в нем. Но слизняки ушли вслед за мокрицами, и вот уже несколько дней тот город пуст.
Наш замок стоит в таком месте, где круглый год цветут одуванчики. С самой высокой башни кажется, что спуск к реке укрыт желтым шерстяным одеялом. Через речку - она зовется Полянка - перекинут деревянный мост. На его резных перилах по вечерам греются черные рогатые жуки величиной с орех. По этому мосту лучше не ходить босиком-доски занозистые и щепастые. Но мы им и не пользуемся: через речку можно просто перелететь по воздуху или перейти ее вброд.
В лес мы ходим за еловыми шишками и за грибами. Из шишек можно делать конфеты, хотя Левка говорит, что шоколад есть вредно. От моста когда-то вела вглубь леса просека. Сейчас она заросла - лес поднимается очень быстро. Не так давно из-за деревьев темно-синей полоской выглядывало море. Теперь его заслоняют высокие корабельные сосны.
В лесу живут громадные рыжие белки. Они селятся не в дуплах, как обычные земные белки, а строят из веток гнезда, похожие на вороньи. Только вороны не умеют делать крыши, а белки сшивают их из листьев подорожника.
А еще в чаще живет маленький медведь. Когда у него кашель, он приходит к нам за молоком-пить с медом. Он очень стеснительный, и никогда не зайдет просто так, в гости.
Гостям мы всегда рады. Но наш замок редко кто посещает. По вторникам с мельницы привозят мешок муки - из нее выпекаются отличные мягкие булки. Иногда забредают цыгане-они поют нам песни и показывают дрессированных зверей. Но самый частый гость - заблудившиеся коровы из ближней деревни. Они подходят к воротам и начинают бодать их своими черно-белыми лбами. Что-то тянет сюда этих коров. Однажды мы с Вилем поймали такую корову и научили ее говорить, а потом отвели к хозяйке. Та удивилась, но ничуть не обрадовалась и попросила разучить корову обратно. А то, сказала она, корова может перестать доиться. Мы обиделись, но спорить не стали.
Кроме Волшебника в замке нас одиннадцать: семь мальчишек и четыре девчонки. Девчонок зовут Катька, Пенка, Челка и Мышка. Откуда взялась Мышка, толком никто не знает, хотя Джон говорит, что она вылезла из трубы, через которую мы глядим на звезды. Маленькая Мышка сама не помнит, где она жила раньше.
Мы, мальчишки, живем в угловой башне. Но не в той, где Волшебник, а в маленькой. Дело в том, что замок несимметричен, как называет это Джон, а Левка говорит, что он просто кособокий. Окна всех комнат выходят на восток. Наша с Вилем комната на третьем этаже и обставлена хорошей дубовой мебелью. У стены стоит аквариум с волшебными рыбками (мы превратили в них пауков). Когда всходит солнце, аквариум бросает на мою кровать зеленоватую тень. Под кроватью Виля хранятся книги. Причем лежат они в таком беспорядке, и их так много, что достать оттуда два раза подряд одну и ту же книгу почти невозможно.
Под нами на втором этаже находится комната Левки и Джона. Всю свою мебель они изрисовали яркими пейзажами потусторонних миров. На низком широком столе изображен динозавр, растопыривший изогнутые шипы. Левка все грозится его оживить и науськать на девчонок. На стене висит карта какого-то острова, похожего на пельмень. Джон говорит, что это Атлантида. Еще в той комнате часто появляются странные тропические цветы с мятным запахом-Левка делает их из одуванчиков.
В нижней комнате живут младшие ребята: Волчок, Зубастик и Пиф. У них всегда беспорядок, потому что они часто играют в солдатиков. Повсюду разбросаны маленькие рыцари и наполеоновские гренадеры в фиолетовых мундирах. Если кто-то зайдет в эту комнату, то обязательно наступит на что-нибудь и начнет ругаться. Еще (особенно это нравится Зубастику) они устраивают подушечные бои, да такие, что слышно даже у нас, на третьем этаже.
Вместе с нами в замке живут звери. Псы Сало и Мясо и серый кот Шарик. Недавно они стали говорящими. Еще в дощатом сарае есть козы. Говорить они не умеют, это просто козы-рогатые и глупые. Их зовут Сара и Юлька. Мы по очереди пасем их на южном склоне горы.
Утром я просыпаюсь, потому что меня будит Виль. Делает он это глупо: орет мне в ухо:
- Вставай! Подъем! - и плещет водой из аквариума. Проснувшись от звуковой встряски, я сначала притворяюсь, что все еще сплю, а потом обрушиваю свою подушку на Виля. От удара он садится на постель и хохочет. Я спрашиваю, кто дал ему право так нахальничать. Сидя поверх скомканного одеяла, с моей подушкой в обнимку, Виль отвечает, что сегодня его очередь пасти коз и ему неохота идти одному. Я говорю, что никогда не был любителем этого занятия и советую Вилю взять с собой говорящих собак.
- Или позови Джона...
Виль сообщает, что Джон еще спит, а с собаками всегда одно и то же-сперва гоняются за бабочками, которых все равно не могут поймать, а потом начинают ссориться из-за какого-нибудь пустяка. Даром что говорящие лай стоит на всю округу.
В конце концов Виль один выводит коз на луг - я обещал прийти потом. Я не выспался-вчера весь день была генеральная уборка замка, а потом мы допоздна смотрели в трубу на Юпитер. Мы все ждем, когда на его поверхности исчезнет Большое Красное пятно. Особенно это интересно Джону - он говорит, что пятно имеет какое-то потустороннее значение.
Я нарочно не пошел с Вилем сразу. Послезавтра у него день рождения, и я готовлю ему подарок. Это радужная рыбка из мягкого стекла, которая будет светиться и летать по комнате.
Сегодня надо уже готовую стеклянную фигурку накачать энергией. Такое волшебство действует рано утром, лишь только взойдет солнце, и я тороплюсь. Я сбегаю по теплой деревянной лестнице на второй этаж (подарок хранится пока у Левки) и толкаю ладонями дверь.
- А, Рик! - приветствует меня Левка. Он только что проснулся и сидит на кровати, а вокруг тропическая зелень и странные животные, нарисованные на стенах.
- Скорее,-тороплюсь я. - Где рыба? Солнце уже встает.
Левка достает из тумбочки маленький шелковый сверток. Я развязываю узел и осторожно достаю твердую рыбку с острыми плавниками.
Теперь надо взять ее в правую руку, а левую вытянуть к окну, в котором сияет свежее солнце. Да! Надо вспомнить заклинание.
Коричнево-серый динозавр с поверхности стола удивленно и печально таращит на меня оранжевые глаза. Я гляжу на него и чувствую, как щекочет ладонь теплая энергия. В другой ладони становится мягкой и живой солнечная рыбка. Вот она заиграла переливчатой радугой, потом потеряла вес, и, наконец, подарок готов: рыбка поднялась с моей ладони, пошевеливая прозрачными плавниками.
Теперь надо ее спрятать до послезавтра.
- Пусть полежит пока у тебя...
Левка осторожно относит рыбку в неосвещенный угол. И она сразу окружает себя радужным ореолом. Блики бегают по книжному шкафу и Левкиным темным волосам.
- Потрясающе, - говорит он. - Рик, ты должен научить меня солнечному волшебству!
Левка убирает рыбку в тумбочку.
- Ей не очень скучно будет в темноте. Там ведь еще и мой подарок.
Я не спрашиваю, что он приготовил, потому что знаю - все равно не скажет.
- Давай будить Джона, - предлагает Левка.
Джон спит, закутавшись в одеяло и повернувшись носом к стенке, а над ним висит карта Атлантиды. Я высказываю мнение, что он только притворяется. Чтобы проверить это, мы стягиваем с Джона одеяло, и Левка кидает в него подушку.
Вскоре после этого мы с Вилем сидим на мягкой траве, нам в спины светит солнце, а в стороне пасутся белые козы.
Внезапно воздух вокруг вздрагивает, наполняется серебряным звоном. Звон идет со стороны замка, который возвышается над нами, как корабль.
- Слышишь? - вскакивает Виль. - Это колокольчик из старого подвала. Волшебник зовет нас.
Я тоже вскакиваю, но тут же вспоминаю о козах.
- Мы не можем оставить их одних...
- А...- машет рукой Виль,- да что с ними сделается... Волк что ли съест? - И мы бежим вверх по склону, к замку.
Конечно, мы не одни услышали зов колокольчика. Когда я и Виль остановились у круглого окна, через которое обычно говорит Волшебник, там уже стояли девчонки и Левка, а потом из башни выскочил Джон.
- А где Зубастик и Пиф? - спросил я у Волчка, который оказался рядом.
- Они подрались, - ответил он безучастно. Его это, видимо, не касалось.
- Во как! - удивился Виль. - Чего опять не поделили?
Волчок немногословно объяснил, что ссора вспыхнула во время игры в солдатиков. Пиф и Зубастик, которые только что встали, решили играть прямо во дворе. Волчок в этом участия не принимал. При дележе оловянной армии на две части они разодрались из-за отборного отряда конницы, которая считалась непобедимой. Потом во двор выбежала Катька и растащила их за волосы.
Катьке при этом, видать, тоже досталось: она украдкой трогала себя за ухом и болезненно морщилась.
В это время нас окликнул из подвала Волшебник. Мы заглянули в большое круглое окно; внутри было полутемно. Тут Волшебник повернул лицо к свету, и мы увидели, что он не спал всю ночь.
- Все собрались? - спросил он. - А где еще двое?
- Они подрались, - сказали одновременно трое или четверо - каждый со своей интонацией.
- Приведите их.
Челка сбегала куда-то и скоро вернулась, подталкивая перед собой надутого Пифа; Зубастик плелся сзади.
- Помиритесь, - велел Волшебник.
Пиф посмотрел на Зубастика, и они кивнули друг другу.
Волшебник опять заговорил из подвала, и эхо раскатилось под башней.
- Сегодня у меня великий день. Я не собираюсь это скрывать. Мне удалась большая работа. И очень важная, хочу я вам сказать. Я придумал и сделал чрезвычайно полезную вещь. И не вздумайте спрашивать, зачем она. Все равно вам не понять. Джон и Рик, принесите фонарь, в моем кончилось масло.
Мы побежали за фонарем, и я сказал:
- Что-то он сегодня неласковый...
- Наверное, устал за ночь. Ты же слышал, большая работа...
Джон нашел желтый фонарь, доверху залитый маслом, и мы побежали обратно.
- Зачем Волшебнику фонарь? - удивлялся я. - Неужели он не может заставить светиться одну из крыс? Или сделать масло из воды?
- Я думаю, у него кончилась энергия...
Мы через окно протянули фонарь Волшебнику. Подвал сразу осветился, и стало видно, что Волшебник стоит в своей лодчонке, а у его ног лежит продолговатый ящик размером с большую книгу. Поверхность ящика тускло отражала свет.
- Что это? - спросил Пиф.
- Я назвал его Блестящик, - ответил Волшебник. - Из-за формы и блеска. Хотя форма значения не имеет, вся суть в том, чем он заряжен.
- А чем? - вырвалось у любопытного Пифа.
- В нем все добро, которое было когда-то на Земле. Все добрые дела. Выполненные обещания. Все сказки с хорошим концом. Иначе говоря, Блестящик - накопитель Добра. И я его сделал.
Голос Волшебника замолк в гулком подвале, и наступила тишина. Мы в молчании толпились у круглого окна.
- Как это? - спросил вдруг Виль.
Волшебник недовольно уставился на него.
- Может, особо непонятливые из вас не знают, что такое добрые дела?
- А почему... - начал Волчок, но Джон его перебил:
- Волчок, погоди. Волшебник, а что этот ящик может делать? Конкретно?
Волшебник удовлетворенно кивнул:
- Правильно. С этого и надо было начинать. Почему только один из вас умеет мыслить в верном направлении? Сила Добра безгранична, Джон. Поэтому мой Блестящик умеет все. Надо только с ним правильно работать. Этому я и хотел вас научить. Мы поставим Блестящик на Главной башне, чтобы у каждого был к нему доступ. С его помощью можно (если очень постараться) осознать, охватить взглядом всю панораму Добра, которая неизменно открывается вам, едва вы только об этом вспоминаете. Многие не умеют п о н и м а т ь Добро и считают его не тем, что оно есть.
Опять наступило молчание. Каждый медленно переваривал слова Волшебника.
- Ну что же... - сказал задумчиво Левка как бы про себя. - Есть, правда, в ваших словах непонятные места, но в общих чертах...
- Простите, пожалуйста, - заговорила скромница Пенка, - а вы уверены, что это правильно? То есть... не несет ли Блестящик с собой не только добро, но и зло?
Я подумал. что Волшебник должен рассердиться, Так и случилось.
- Зло! - сказал он презрительно. - Головой надо думать, девочка! Как бы я его тогда, интересно, сделал? Я заряжал его Добром, заряжал светом...
"Светом от фонаря", - пошутил про себя я.
Волшебник запнулся и продолжал:
- Я вспомнил много хороших дел, которые совершил на Земле. вспомнил славные сны, все сладкие видения, которые окружали меня, когда я спал... Весь дорогой опыт, накопленный мною и, если можно так выразиться, всю душу я вложил в эту работу. Она стала вершиной моих дел. Вы думаете, что я не спал эту ночь. Да, ее и еще много ночей я не спал! Блестящик готов. Пользуйтесь!
Через окно Волшебник передал нам прибор, его принял Левка. Я думал, что Левка тут же согнется от тяжести - Блестящик казался сделанным из золота - но Левка покачал его в руках, как модель парохода.
- Но какой этот ящик... невесомый, - удивленно сказал он.
Мы столпились вокруг Левки и разглядывали работу Волшебника. Одна стенка прибора оказалась зеркалом: она отразила голубое небо и наши физиономии. На торце ящика был черный квадрат; Зубастик постучал по нему ногтем, и звук вышел, как когда барабанят по картонной коробке. Остальные грани Блестящика сверкали на солнце и были светлее, чем золото.
- И что с ним надо сделать?- спросила Волшебника Мышка.
- Пока ничего. Подождите меня, и мы поместим Блестящик на башню, только не на главную, а на эту.
- И...ты выйдешь к нам, Волшебник? - сказала Катька.
- Да, сейчас я поднимусь. Пожалуй, на этот раз я слишком долго сидел в подвале. - И его лодочка с плеском отвалила от стены. Было видно, как удаляется неяркий фонарь.
Со скрипом отворилась незаметная дверца, из темного проема появился Волшебник. Лицо его было бледно, а русая борода растрепанна по плечам. Он забрал у Левки прибор. Мне показалось, что между рукой Волшебника и ящиком проскочила зеленоватая искра и сверкающие грани на секунду вспыхнули белым блеском.
- Ну вот, - бодро сказал Волшебник. - Теперь поднимемся на башню.
На каменной площадке мы установили дубовый стол, а на него проложили Блестящик.
- Н-ну... - сказал Волшебник и потер руки, - может кто из вас сам догадается, как с ним работать? - И он посмотрел на Джона. Но тот молчал, молчали и остальные.
- Какие же вы бестолковые, - пожал плечами Волшебник. - Ладно. Я немного подскажу. Тут на приборе есть экран, который показывает, что происходит по воле Блестящика... Где, по-вашему, этот экран, а?
Левка сказал:
- Возможно, вот эта зеркальная поверхность и есть экран...
- Нет, дружок, ты не прав. Черный квадрат сбоку - экран, а зеркало уловитель солнечных лучей. Вы, конечно, скажете, что лучи зеркалом отражаются, а внутрь не попадают. Да, это точно. Но то, что несут с собой эти лучи, весь большущий заряд... но это уже ненужные вам детали. Внутри Блестящик пуст. То есть, если вам вздумается его сломать, вы ничего там не увидите. Но сломать его очень трудно, уверяю вас. Я с размаху швырял его в стену, он оставил след на кирпичах, несмотря на то, что легок, как деревяшка! Отличная все-таки работа!
Волшебник стоял у стола и восклицал, а мы все ждали, что же он будет делать со своим Блестящиком. Я подумал, что все-таки я здорово не выспался этой ночью.
Но Волшебник, оказывается, не собирался делать опыты со своим прибором.
- Сегодня я, к сожалению, ничего не могу вам показать. Солнечное волшебство, как вы, вероятно, знаете, действует только ранним утром, при восходе. Поэтому Блестящик не может продемонстрировать что-нибудь серьезное. Так что давайте-ка спустимся и до завтра займемся другими делами.
- А если... самое маленькое волшебство... ну, несложное, - попросил Волчок.
- Несложное? Это можно... но будет неинтересно. Вот как это делается, - и Волшебник протянул руку к ящику на столе.
- Да что же это такое! - воскликнула Челка, и мы увидели, что на ногах у нее золотые туфельки. Видимо, обновка оказалась тесноватой, и Челка торопливо разулась.
Волшебник был доволен.
- Теперь вы видите, что Блестящик действует, - радостно сообщил он.
- А экран? - сказал Джон.
Все посмотрели на черный квадрат. Теперь он светился и показывал туфельки.
- Ну, хватит на сегодня, - сказал Волшебник и направился к лестнице. Мы поняли, что сеанс окончен.
Кто-то остался на площадке у Блестящика, кто-то спустился за Волшебником, а я прыгнул прямо вниз и приземлился во дворе. Виль прыгнул следом.
- Что ты думаешь о всей этой ерундовине? - спросил он, когда поднялся из травы .
- Или Волшебник чего-то перемудрил, или я ничего не понял. Как это пригодится? Виль, пошли лучше коз пасти.
- Волшебник вечно чудит, - сказала подошедшая Челка.
- Тебе не понравилось? - спросил я.
- Ничего непонятно... И туфли эти дурацкие... - Челка держала золотые туфельки в руке. - Я так и без ящиков всяких могу. - В ее тонкой смуглой руке появился камень, который тут же превратился в бриллиант-великан. Потом, примяв траву, на земле возникли два золотых браслета и маленькая кукла с удивленной мордочкой. Да, Челка умела!
Она взяла куклу и запустила ею в подвернувшегося Зубастика. Тот пригнулся, но кукла на лету превратилась в воробья, который упорхнул.
- Вот, - сказала Челка. - Это вам не блестящик какой-то.
Туфельки, бриллиант и браслеты, повинуясь Челкиному жесту, испарились, и она ушла в башню.
- Ой, как там козы! - воскликнул Виль, и мы побежали на луг. Сара и Юлька бродили и жевали траву.
Уже потом я сказал Вилю:
- Погоди, может завтра этот Блестящик покажет, что он умеет. Раз Волшебник вылез из своего подвала, значит, это действительно важно.
Но завтра все случилось по-иному.
Волшебник рвал и метал. Еще бы! Ведь Блестящик исчез! Чуть свет мы все поднялись на башню, а там только стол стоял, прибора же как не бывало! Зато вокруг был рассыпан щебень (в парапете не хватало камней), и по этому щебню было больно ходить. Левка спустился с наружной стороны и обнаружил чьи-то следы. Очевидно, кто-то залез по наружной стене и унес Блестящик!
2
Волшебник нас выгнал. Сказал, чтобы отыскали и вернули ему Блестящик!
- Можете идти на все четыре стороны! Хотите или нет, но вы обязаны его найти. Иначе не возвращайтесь.
- Разве это твой замок, Волшебник? - спросил Джон. Мы все стояли во дворе, и под ногами были твердые каменные крошки. Никогда Волшебник так не расстраивался! "Надо было предполагать, что его украдут! - не раз восклицал он во время этого разговора. - Столько было знамений, предсказаний! Я же знал, скольким проходимцам он нужен!" А Джону он ответил:
- Это не мой замок, это ваш замок, но не только. А вот Блестящик мой... Но вам он так же нужен, как и мне. Он всем нужен!
- Нам-то он зачем? - не сдержался Левка. Но Волшебник не рассердился.
- А вот найдешь его - узнаешь. Думаешь, он только туфли золотые делает? Я вам просто не все показал.
- А что он может еще? - спросил Волчок. Волшебник не ответил. Он поглядел на Волчка и сказал:
- Младшие могут остаться в замке. Остальные выходят сегодня.
- Может, хоть завтра с утра? - спросил я.
- А вдруг завтра будет поздно? - сказал Волшебник.
Перед походом мы собрались у девчонок.
- Что будем делать? - спросил Виль, сидя на Пенкиной кровати. А я подумал, что пропал его день рождения.
- Решать, куда пойдем, естественно, - сказал Левка, - что еще-то?
- Идти, наверно, надо в гавань, - сказал я. - Куда еще мог смыться похититель...
- А может, в Серый лес? - предположила Катька.
- А что он будет делать в Сером лесу? - спросил Левка.
- Нет, он, конечно, направился в гавань, - решил Джон. - Ни о каком Сером лесе речи быть не может.
- А может, он полетел по воздуху? - сказала Челка. - Ведь если мы можем, то почему похититель не может?
- Даже если и полетел, - сказал я, - то куда же, кроме гавани.
- А мы, кстати, и не можем лететь долго, - напомнил Левка. - Так что придется шагать пешком. Я поведу вас коротким путем.
- И вообще в гавани можно что-то узнать, - добавила Челка.
А в углу сидела Мышка. Нам она ничего не сказала.
На берегу моря, не так далеко от нашего замка, есть Снежная гавань. Может, это и не очень большая гавань, но моряки ее хвалят. Снежной она называется потому, что, когда стоял ледниковый период, там было очень много снега, даже море от него замерзло. Но это было давно, а сейчас там снега не бывает. Там на берегу растут всем известные яблони, к которым ходят за яблоками жители прибрежных сел. А вывозить эти яблоки на кораблях запрещено.
Знаменитой эта гавань стала благодаря песне, которую поют менестрели:
...А в той самой Снежной гавани
Растут золотые яблони.
А на тех золотых яблонях
Висят ванильные яблоки...
Нам эта песня не очень нравится: мелодия хорошая, а слова так себе. Но есть там и про замок, в котором мы живем:
Наш замок стоит на горе цветов,
Волшебных полетов и облачных снов...
Ходит в здешнем мире такая легенда... То есть не легенда это, а правда, быль. Будто раньше, задолго до нас, в замке жил веселый и славный рыцарь-волшебник.
Хозяин наш был хоть куда молодцом,
Горам он был братом, деревьям - отцом...
Это не ради рифмы, а потому что рыцарь возводил в наших местах горы и сажал на них лес. Горы до сих пор стоят, их видно из замка. Они поросли дремучим лесом, который впоследствии назвали Серым. Там живут рыси и олени, а люди туда не ходят...
Говорят, что замок рыцарь построил сам. Вернее, превратил в него старый айсберг, который остался от ледниковой эпохи, приткнулся к берегу и никак не таял...
Легенда рассказывает, что рыцарь ушел однажды в Серый лес и там пропал. Никто не верил, что он там сгинул, а думали, что он отправился в путешествие вокруг света, потому что давно мечтал об этом. Все в округе любили рыцаря...
Ну, а наш ближний лес, как и Серый, тоже дремучий и темный, Так считают жители Снежной гавани и поселка Радуги. А мы ходим в этот лес, и нам он кажется светлым и приветливым. Только Вилю он не нравится. Он не говорит нам, почему. Ведь у каждого из нас есть свои тайны. Например, мы никогда не рассказываем друг другу, кем были раньше...
Мы собрались и ушли в лес по направлению к Снежной гавани. А девочка Мышка, подумав, направилась к младшим, которые остались в замке - к Волчку, Зубастику и Пифу. И сказала им:
- Волшебник злится. Пропала эта несчастная его коробка, и дяденька будто спятил, - у Мышки это была обычная манера выражаться.
Зубастик возразил:
- Да он всегда такой.
- Бастик, не встревай, - велела Мышка, подтягивая свои мальчишечьи штаны. - Собирайтесь без лишней болтовни и пошли за мной.
- Куда? - спросил Зубастик, а Пиф оторвался от игрушечных солдатиков.
- Совсем бестолковые? В лес, конечно! За ребятами! А то их прогнали, а нас нет. Нечестно получается, да?
- Мы еще маленькие, - заметил разумный Волчок.
- И ничего не маленькие! - возмутился, сидя на полу, Пиф. - Мышка верно говорит! Нам тоже надо в лес.
- А что мы там будем делать? - спросил Волчок.
- Ребятам поможем. А то не найдут они ничего, хорошо тебе будет? Ведь он их не пустит в замок. - Пиф поднялся, наступив при этом на какого-то пехотинца. Тот хрустнул у него под ногой.
_ Солдатик сломался! - возмутился Зубастик. - Чего ты не смотришь, куда встаешь!
_ Ну и сломался, ну и подумаешь, - сказал Пиф. - Кто как хочет, а я иду с Мышкой.
Мышка молча наблюдала.
- Надо только, чтобы Волшебник не узнал, - сказал Волчок, - а то не отпустит.
- Из вредности, - добавил Пиф из угла. Он что-то складывал в ярко-белую большую сумку.
- Что ты там делаешь? - спросил Зубастик. - С собой надо взять поесть, вот и все.
- Я и беру еду. - ответил Пиф. - Яблоки, понятно? Я сделал их из солдатиков.
- Как из солдатиков?! - ахнул Зубастик. - Ты ненормальный? А чем мы будем играть?
- Я же не из всех!.. Зато будет что пожевать в дороге. Верно, Мышка?
- Слушайте, мальчишки! Старшие пошли в гавань. Я слышала, Левка поведет их коротким путем. Что, будем догонять?
Мальчишки переглянулись.
- Можно ей сказать? - спросил Зубастик.
- Да чего уж там. - отозвался Пиф. - Говори.
- У нас есть плот на речке, - признался Мышке Зубастик. - Можно на нем...
- Плот! Что же вы, дурни, раньше не сказали! Это же лучше, чем по тропе!
- Ты еще пообзывайся, - проворчал Пиф.
- Не сказали, потому что ты девчонка, - объявил Зубастик, и Мышка решила дать ему по шее, но раздумала. Она ведь в самом деле девчонка.
Собрались быстро. У мальчишек были рюкзачки, а у Пифа к тому же сумка, в которую он покидал свежие яблоки. У Мышки ни рюкзачка, ни сумки не было, но мальчишки благородно позволили ей ничего не нести. В рюкзаки они положили запасную одежду - ведь мало ли что может случиться на плоту.
Мышка вывела ребят из башни, и они осторожно, чтобы не заметил Волшебник, пошли к воротам.
- Это неправильно, - шепотом сказал Волчок, тихонько ступая по щекочущей траве.
- Что неправильно? - спросил Зубастик, который шел следом.
- А вдруг, - предположил Волчок, - мы зачем-то нужны Волшебнику здесь, и мы его подведем?
- Ерунда! - сказал Пиф. - Зачем мы ему нужны! И вообще... Ребят-то он выгнал...
Ворота, повинуясь Мышкиному желанию, легко открылись, и беглецы бросились вниз по склону прямо к речке Полянке, где в зарослях камыша был спрятан плот.
В лесу было тихо. Деревья стояли неподвижно. Сначала мы шли знакомой тропой, но потом Левка повел нас куда-то вправо; туда вела едва заметная тропинка, протоптанная легкими звериными лапами. Потом совсем никакой тропы не стало, и мы пошли через траву, наступая на сучки и кустики земляники. Левка самоуверенно вел нас прямо в чащу.
Лес помрачнел. Сделался незнакомым. Словно это не наш лес, а Серый.
По мере того, как мы отдалялись от тропы, все больше лесных звуков достигало нашего слуха, Мы разговаривали негромко, стараясь не мешать обитателям зарослей.
- ...А еще, - сказал Виль, - в этом лесу водятся злые духи. Я слыхал, что раньше... то есть когда в замке еще жил рыцарь, никто не путешествовал здесь ночью.
- Я знаю такую историю... - вспомнил Джон. - Или это сказка. Неизвестно, было это на самом деле или все выдумка...
- Что за история? - спросил я.
- На краю леса, - начал Джон, - жил один человек...
- На краю э т о г о леса? - захотела уточнить Пенка.
- Не знаю... Может быть... Жил человек. И вот, значит, родился у него ребенок. И надо было дать ему имя. А тогда имена были совсем другие.
- Какие другие? - перебила Пенка.
- А вот какие. Именами могли быть названия предметов, вещей. Названия сторон света или там Небо, Солнце... Ну и в том же духе. И если ребенку давалось имя Солнце, то вся его жизнь, по поверью, была потом связана с солнцем.
- А если дать имя Земля? - спросила Катька.
- Земля - это было девчоночье имя, а у того человека родился мальчик. И вот стал человек думать, как его назвать. И стали к нему приходить духи и разные животные и предлагали разные имена. Если рассказывать всю историю, то это долго. А суть там вот в чем. Однажды приехал человек в мрачной одежде, на черном коне и в черном шлеме. И предложил имя мальчику - Лес. Отец сперва не хотел даже разговаривать с этим человеком, чувствуя его недобрые намерения...
- Как чувствуя? - не понял я.
- А вот... Страхом и тревогой веяло от гостя на черном коне. Но потом отец все же назвал ребенка Лесом. Наверно, черный человек пообещал ему кучу всяких благ, в том числе золота или серебра. А еще он сказал, что тогда жизнь мальчика пройдет легко и беззаботно и он всегда будет свободным. Потому что лес, который рядом, об этом позаботится.
И когда отец выкрикнул имя мальчика - Л е с , - пронесся ветер и черный человек исчез вместе с конем.
- Как? Исчез - и все? - удивилась Челка.
- Куда он исчез-то? - спросил я.
- А вот, - сказал Джон. - Просто взял и пропал с глаз. А отец мальчика со своей женой и маленьким ребенком остался дома, довольный, что нашлось наконец подходящее имя... Кстати, жена его скоро умерла и мальчик рос с отцом... Вот...
- И все? Дальше ничего не было? - сказала Челка.
- Ты подожди. Когда мальчик вырос... то есть когда ему исполнилось пятнадцать лет и он играл со зверями на опушке, поднялся ветер и мальчишки вдруг не стало. Его похитил лесной дух, который дал ему имя. Унес он его в лес и заставил себе служить. И мальчик охотно служил ему оруженосцем, потому что был околдован. Но однажды случилось нечто такое, что оруженосец отказался повиноваться и захотел вернуться к отцу. Наверно, кончился срок колдовства или что-то другое... И когда хозяин не отпустил своего слугу, тот оказался сильнее лесного духа и три раза ударил его мечом по шлему, Шлем слетел с головы духа... Вот, собственно, и вся история, - закончил Джон.
- Как вся? - удивилась Челка.
- И что же, он вернулся домой? - спросил я.
- А что было под шлемом? - спросила Катька.
- Не знаю, - вздохнул Джон. - Шлем упал, история кончилась. И неизвестно, вернулся он домой или нет.
Внезапно раздалось шипение. Это Катька наступила на колючку.
- Тихо все! - это Левка. Он стоял, напрягшись, и вглядывался в чащу. Челку, которая качнулась вперед, он остановил рукой.
- Что случилось? - спросили мы.
- Молчите, - тихо велел Левка. - Кто там возится, по-вашему?
Впереди и чуть слева кто-то грузно обламывал ветки и грыз кору (или нам так показалось). Стало страшно.
- Это раненный медведь, - прошептал Виль.
- Н а ш медведь? - спросил Джон.
- Он ждет помощи, - отчетливо сказала Челка. На нее зашикали.
- Он может броситься, - сказал я.
- Тихо вы! - зашипел на нас Левка. - Это не медведь никакой. Проверим...
Мы осторожно пошли вперед. Шагах в пятидесяти от нас, в зарослях кто-то грузно поворачивался сбоку на бок. Прячась за деревья, мы приблизились к этому месту.
Медведя там не было - ни раненого и никакого другого. Мы оказались на краю обширной ямы, которая заросла елочками и кустами. В яме происходило такое, что заставило нас замереть с открытыми ртами, а потом отпрянуть и бежать без оглядки.
Оказавшись наконец на порядочном от ямы расстоянии (к счастью, все бежали в одну сторону), мы остановились и долго не могли отдышаться.
- Духи, - сказал Виль.
- Сам ты дух, - сказала Пенка, - это животные.
- Чудовища, - проговорил Левка, оглядываясь.
- Почему же их не видно? - спросил Джон и тоже оглянулся.
- Их видно, - сказали Катька и Челка.
- Но не так, - сказал я.
Мы все посмотрели туда, откуда убежали. Шум был постоянный, и казалось, что поворачивается большое воздушное колесо. Снова дохнуло страхом, и мы не сговариваясь рванули и пробежали еще шагов пятьсот. Опять отдышались.
В той яме мы увидели, как гнутся, ломаются ветки кустов и елок. Но не это нас испугало. Если смотреть не прямо, а искоса, появлялись гигантские членистые ноги, клешни и волосатые щупальца. Или нам так казалось? Щупальца цепляли ветки, клешни перекусывали кусты у основания. Но все это видно было только боковым зрением. А прямо из ямы на нас исходил безотчетный ужас такой, что мы и рванули прочь.
Мы шли и угрюмо молчали, только Джон уныло ругал Левку. Мы заблудились. Но никто по-настоящему на Левку не злился, потому что понимали: все из-за той ямы!
- Нет, - говорил Джон, - если бы ты не увел нас со знакомой тропы, мы бы не наткнулись на яму. Шли бы обычным путем. Тоже мне проводник нашелся, к лешим завел.
- Зато мы узнали, что в лесу происходит что-то... такое, - сказала Катька. Теперь, наверно, надо вернуться в замок и сказать Волшебнику.
- Попробуй вернись, - хмуро сказал Джон. - Он не пустит, ему ведь всякие лесные фокусы не нужны. Сидит в своей башне, как...
- Да как же мы вернемся! - сказал Виль в отчаянии. - Мы же заблудились. Это такой лес, что...
Мы совсем приуныли.
- Эй вы! - крикнула нам со стороны Пенка. - Здесь кот! Давайте сюда, он скажет, куда нам идти. Если научить его говорить...
Мы подошли.
На ветке сидел лесной кот. Не убегал.
- Есть сказка, - промолвила Челка, - где кот тоже указывает дорогу.
- И не одна, - откликнулся Левка.
- Надо, чтобы он говорил, - напомнила Пенка.
- Котя, ты умеешь говорить? - спросил Джон. - Если нет, давай мы тебя научим.
Кот мотнул пушистым хвостом и усмехнулся:
- Нечего меня учить. Я давно умею мяукать по-вашему. Я хотя и лесной, но из ученых котов. Не думайте, что у нас тут все безграмотные...
- Как тебя зовут? - спросила Пенка.
- Яру мое имя, - представился лесной кот, качнув головой с острыми ушами. Говорил он чисто и тонко - ведь рот у него был маленький.
Рядом с самоуверенным интеллигентным котом нам стало поспокойнее. Теперь с нами был коренной житель этих мест, которой не боится.
Мы спросили его о яме.
Кот Яру грустно покивал:
- Да, да... Так вот они приходят в разные места, что-то там делают и уходят...
- Кто о н и? - спросил я.
- А что делают-то? спросил Виль.
- Не знаю. Только туда страшно подойти... Да вам-то это зачем?
- В самом деле, - сказал Джон.- Лучше покажи нам дорогу, Яру. - Мы, кажется, не знаем, в какую сторону идти.
- А куда вам надо? - Яру встал и прошелся по ветке.
- Мы шли из замка в гавань, - сказал я.
- Да, и Левка повел нас коротким путем, - ровным голосом добавила Катька.
- Ну, раз коротким путем, - усмехнулся кот (и усы у него вздрогнули), - то здесь вам делать нечего. Идите-ка вы вон туда, - он вытянул лапу.
- А там что? - спросил Джон.
- Там вы увидите просеку. Она ведет к Лисьей бухте, а это от гавани недалеко.
Внезапно кот замурлыкал.
- В нашем кошачьем мире, - объяснил он, - мурлыканье означает: "Я не злой". И можно здорово поплатиться за то, что не успел вовремя замурлыкать. Злых у нас ой как не любят.
- Странно, - сказала Челка. - Что у вас за порядки какие-то... дикие. Если не успел замурлыкать, значит, ничего хорошего не жди...
- Такова кошачья жизнь, - вздохнул Яру, и мы с ним попрощались.
- Еще увидимся, - сказал Левка.
- Может быть, - сказал Яру. - До свиданья.
Почему-то было грустно.
3
К трем часам пополудни мы, измотанные и голодные, вышли к окраине города. Никто нас, конечно, здесь не ждал, не встречал. И мы понятия не имели, что делать дальше.
Мы сидели на песчаном пустом пляже. С моря дул ветер, и позади нас шумел солнечный лес. А слева на берегу зеленели пригородные сады и огороды.
Прибой был спокойный, печальный. Левка вошел по колено в воду и устроился на прибрежном камне.
- Ну, что? Сидим? - сказал он. - Думаем?
- А чего тут думать? - ответил Виль.
- Думай - не думай, ничего тут не придумаешь, - вздохнул Джон. Обратно в замок нельзя. А здесь что делать?.. Надо искать Блестяшик. Или того, кто его взял.
- А если похитителя здесь уже нет? - вмешалась Катька.
- Да, если он уже уплыл или улетел! - добавил я.
- Подожди ты, куда он мог улететь! - воскликнул Виль. - Ведь мы уже решили, что он не может летать!
- Мы-то решили. А похититель про это знает? - ехидно вставила Катька. - Он, злодей, может, летает, как аэроплан или ласточка...
- Если бы летал, зачем бы он отправился в гавань? - хмуро заметил Левка. - А мы ведь договорились. что он двинулся именно туда.
- Очень остроумно, - сказала Катька.
Мы приуныли. Может, правда мы зря сюда, к Снежной гавани, добирались? Но тут меня осенило:
- Послушайте! Можно ведь пойти в город и отыскать какого-нибудь знающего человека... например, предсказателя! Пусть он скажет, появлялся здесь похититель или нет!
- Какого еще предсказателя? - с досадой откликнулся Джон. Другие только махнули рукой.
Мне стало обидно.
- А что, вот так вот без дела сидеть, да? Давайте тогда сами колдовать!
- Ага, сами мы много наколдуем, - прежним тоном отозвалась Катька.
- Рик правильно говорит, что надо идти в город, - рассудил Виль. Ведь есть же там кто-нибудь... ну, не предсказатель, а кто его видел, похитителя...
- А может, их было несколько, - вставила Катька.
- Сейчас это неважно... Хотя конечно... - вздохнул Джон. - Давайте сделаем так...
- Давайте сделаем так! - подскочил Левка. - Походим по улицам...Может, что-нибудь и узнаем.
- Бесполезно просто ходить по улицам, - возразила Челка. - Тем более, что скоро вечер. Нужно в самом деле пойти к предсказателям или ясновидящим... или самим попытаться что-то сделать.
- Сделай волшебное блюдечко, - посоветовал я. - Может, оно покажет похитителя?
- Блюдечко! Это тебе не алмаз из булыжника...
- Я хотел сказать, что можно поспрашивать на кораблях, - разъяснил Левка. - На тех, какие уплывают сегодня. Похититель наверняка постарается попасть на один из них.
_ Конечно! - обрадовался я. - Раз он не умеет летать (а мы насчет этого договорились), то сбежать отсюда он может только на корабле!
Джон который уже раз вздохнул:
- Ну, раз вы так решили...
- Кто пойдет? - бодро спросил я. - Кинем жребий?
- Жребий кидать бессмысленно, - сказала Катька. - Любой может переколдовать его в свою пользу, это ведь не по воздуху летать. Пойдем все!
Левка заспорил:
- Чего толпой слоняться по улицам! Сразу будет ясно, что мы из замка.
- Почему будет ясно? - спросила Челка, но Левка промолчал.
Решили, что в город пойдут Катька, Джон и Виль. А мы, четверо оставшихся, надавали им кучу напутствий и заданий.
Челка напоследок попросила:
- И возвращайтесь, пожалуйста. скорее...
Пенка добавила:
- А то скоро вечер...
Пенка, Челка, я и Левка остались на берегу. Наверно, судьбе было угодно, чтобы именно в этот час мы сидели и скучали именно здесь. Потому что через час после ухода ребят из-за утеса (мы знали, что там устье Полянки) показался плот. Он качался на волнах. На плоту цеплялись друг за друга мокрые Мышка, Пиф, Волчок и Зубастик... Их уносило в море!
Левка вскочил и завопил, показывая на плот. Но мы и без того поняли, что делать. Все бросились в воду... А я не растерялся, взлетел... на этот раз хорошо получилось! И на плоту я оказался первым.
Волчок и Пиф пытались грести, я стал им помогать, но плот все равно относило в море. Тут подоспели остальные.
- Откуда вы такие взялись? - сердито сказал Левка, помогая мне толкать плот к берегу.
- Из замка, - ответил Пиф. Он говорил независимо, но дрожал.
- Теперь нас ничто уже не спасет, да? - печально возгласила Мышка. Непонятно, что она имела ввиду. Гнев Волшебника, что ли?
Когда мы оказались на берегу, я разжег костер (просто так, рукой), а плот мы поставили на ребро, как защиту от ветра, прислонили к большому камню.
- Ну, давайте рассказывайте, как вас сюда принесло, - велел Левка.
- А чего, - начал Зубастик, - нам тоже хотелось на эти... на поиски...
- Конечно, - влез в разговор Пиф. - А то вас Волшебник выгнал, а нас нет. Это же несправедливо!
- Ой, ребята, это я их за собой потянула! - призналась Мышка.
- Вот видишь, - строго сказал я. Могли ведь потонуть.
- Да нет же! - воскликнул Зубастик. - Мы умеем управлять! Мы хотели причалить, а там болото. Мы дальше поплыли, а там опять болото. А Мышка говорит: "Плывем дальше, в море, а там нас к берегу прибьет!" Ну, мы и поплыли дальше...
- Значит, Мышка виновата, - подвел я итог. - А вы как бы и ни при чем?..
- Это ведь вы про плот сказали, - тихо напомнил Волчок Зубастику и Пифу. - Сначала-то хотели через лес...
Все приуныли. От раскаяния, что ли?
- Ну, ладно, - сказала вдруг Челка. - Теперь-то куда вас девать?
- А чего! - отозвался Зубастик весело. - Мы хотим с вами искать Блестящик!
- Вот погоди, вернутся ребята, будет вам Блестящик, - пообещал Левка.
- Ребята? А где они? - удивилась Мышка, - Куда ушли?
- Много будешь знать... - сказал Левка.
Я пожалел Мышку и рассказал о наших планах.
- Мне кажется, - они ничего не узнают, - вздохнул Пиф.
- И придется нам жить здесь, на берегу, - тоже вздохнула Мышка.
- А ты бы помолчала! - сказал Левка. - Тебе вообще не стоит соваться куда не надо. Вспомни, когда это мышкам везло?
- А спой, Левка ту песню! - вдруг попросила Мышка. Мы притихли.
- Но она же еще без конца, - смутился Левка.
- А что за песня? - спросил я.
- Да так... - сказал Левка. - Не помню, откуда узнал. Волшебная песня. Она кончится, когда мышка придет...
- Куда? - спросила Челка. Левка улыбнулся и отошел от воды. Нагнулся, подобрал принесенную волнами ветку...
Ну, гитара у него не получилась, а вышло нечто вроде мандолины... или лютни. Струн было всего четыре.
- Только спой не все, что знаешь, а до середины, - попросила Мышка. А то страшно...
- А я и знаю только до середины. Пока...
- Чего тебе страшно, глупая? - сказала Пенка, но тут Левка запел.
Медленно минуя огороды,
Мокрая совсем от непогоды,
Мышка шла с гостинцами под мышкой,
Тяжело ей было, но не слишком.
У нее за лесом старый папа,
Зубы выпали, не ходят лапы,
Сердце и желудок не в порядке,
И, конечно, на душе не сладко...
Тут Левка изменил тональность и запел быстрее:
А лес тот вовсе был не ЦПК и О
Выбьешься из сил, пройдешь пока его,
Многие там сгинули, и поделом...
Мышка же решила двигать напролом!
Несмотря на то, что разна-всяка
В тех местах тогда водилась бяка...
Мышке б вовсе тама делать неча:
Кто-нибудь убьет иль покалечит.
Но внутренний ей голос по-мышачьи
Говорил, что будет все иначе.
Не имея выбора другого,
Мышка в лес пошла, а что такого?..
Левка дернул струны и сказал:
- Ну вот. А дальше не будем.
- Почему? - удивилась Челка.
- Я же говорю: не знаю, что дальше. Да и Мышка не хочет.
Мышка сидела неподвижно и смотрела в костер, вокруг которого уже начинали сгущаться сумерки.
- Понимаете, пока что это и есть конец песни, - пояснил Левка. - Мышка вопреки всему вошла в лес...
- А что с ней случилось потом? - прошептал Волчок. Но ему никто не ответил... А Левка взял да и превратил свою полугитару обратно в ветку.
Зубастик вдруг поморщился и спросил:
- А что такое это цэпэко? Или как?
-ЦПК и О,- отозвался Левка.- Парк такой в некоторых городах. Там всякие качели-карусели, как на ярмарке в поселке Радуги.
- Я знаю, - вдруг шепотом отозвался Волчок. - Я в этом парке бывал... давно, еще когда с мамой и папой... В том парке такое колесо громадное с люльками. Поднимает на высоту, и с него весь город видно. Не помню только, как город называется...
Мы все молчали. Всем стало неловко, потому что не принято у нас вспоминать вслух, как было т а м... Было по-разному, а кончалось почти одинаково. И хорошо, что впереди оказалась дорога, которая привела к замку...
Скоро вернулись Джон, Катька и Виль. С новостями! Мы это сразу поняли, глядя на их целеустремленные физиономии.
Джон сказал:
- Мы долго без цели не бродили, сразу пошли к Человеку-Который-Знает-Все. Есть там такой. Живет в почете, его все знают. Он, видимо, рангом повыше нашего Волшебника...
- Да ну...- усомнился я.- Джон, ты подумай, нашего-то Волшебника...
- Но ты пойми, он знает все,- ответил Джон.- Почти все... Принял он нас хорошо. Кажется, знал заранее, что мы придем... И когда мы спросили про Блестящик, он кое-что рассказал...
- Что рассказал!? - не утерпел Левка.
Оказывается, Блестящик стащили не колдуны какие-нибудь и не монстры, а обыкновенные люди.
- Что за люди? - грозно спросил Зубастик...
Джон, Виль и Катька, когда шли обратно, уже знали, что младшие ребята догнали нас. Человек-Который-Знает-Все сказал им и про это. Мы не стали тратить время на описание "кораблекрушения".
Катька объяснила, что подробностей о похитителях прорицатель не сообщил. Зато известно, что Блестящик сейчас в море и везут его в Астандию.
- В Астандию? - удивились мы. - А зачем туда-то?
Астандия - это столица соседнего государства. Огромный порт, куда заходят корабли со всего света. В этом городе есть большущий фонтан и еще много удивительного. Но кто там успел пронюхать про изобретение Волшебника? Кому понадобился Блестящик?
- Как же нам добраться до Астандии, - пробормотал Левка.
- Это ведь не так уж далеко, - заметила Пенка.
- Но не на плоту же плыть, - сказал я.
- Причем тут плот! - воскликнул Виль.- Ведь мы наняли корабль!
- На каких условиях? - недоверчиво спросил Левка.
- На самых простых! Мы платим, а они отвезут нас в Астандию. Всего за сто монет.
- А где взяли монеты? - спросил я.
- На берегу полно пивных пробок. Это несложно,- сказал Джон.
Итак, мы поплывем на корабле. Это, конечно, здорово... Но или мне это только кажется, или я в самом деле плавал уже когда-то на корабле? Если бы это было недавно, я бы помнил...
- А вдруг на корабле ловушка? - испугалась Челка.
- Какая еще ловушка? - удивилась Катька.
- А такая, что похитители окажутся на том самом корабле и утопят нас.
Мы все махнули рукой.
- Больно мнительная, - сказал Левка. Челка не обиделась. Плот мы оставили на берегу и зашагали к гавани.
Судно, на котором нам предстояло путешествовать, было бригом. Назывался этот бриг "Лунь". Над пирсом возвышались две его мачты, освещенные фонарями.
Матросы встретили нас не очень-то ласково: "Эй, хозяин, тут детский сад пришел!" Капитан оказался приветливее. Оно и понятно: ведь заплатили мы, сколько он просил, не торгуясь...
Нас обещали кормить хлебом и вяленой рыбой. Волшебник запрещал нам есть мясное и рыбное, поэтому мы сказали, что обойдемся одним хлебом. Впрочем, из хлебных крошек мы могли делать помидоры и малину. К хлебу давали напиток, который щипал язык. Левка говорил, что это вино - старое, пиратское. Но мы не верили.
Плыли мы несколько дней.
Обошлось без происшествий и всяких там экстремальных ситуаций, хотя кое-кто из моряков и ворчал при нас, что "без шквалов в дальнем плавании не обойдется". Но нам-то надо было добраться лишь до Астандии, а это два дня пути.
Мы расселились по трем каютам - в одной Челка, Пенка, Катька и Мышка, в другой - Виль, Левка и Джон, а меня отрядили в третью каюту присматривать за Волчком, Пифом и Зубастиком.
- Ну, разве мы маленькие! - возмущались они.
- А если вы тут чего-нибудь натворите? - отвечал я. - Старшие за вас отвечают перед капитаном и владельцем корабля.
- А это вовсе и не корабль, - дразнились они. - Бриг неправильно называть кораблем, у него всего две мачты! Корабль - это фрегат!
- Ух и вредные же они, да, Рик? - Это Челка принесла нам поесть. "Вредным" мальчишкам она из хлебной корки сделала шоколадку.
- Подумаешь, мы и сами умеем, - сказал Зубастик. Хотя не умел.
Моряки нас не обижали, только иногда грозили Пифу и Зубастику, что выкинут за борт, когда те путались под ногами. Но это в шутку.
А вот что было не в шутку.
Утром второго дня ко мне пришел Джон и сказал:
- Рик, я даже не знаю, что делать..
- Что случилось?
- Да там ко мне пристали два матроса. Мы, говорят, знаем, откуда ты такой. Будешь, говорят, делать нам золотые деньги. Я им соврал, что не умею. А они говорят, чтобы я кого-нибудь из вас привел - того, кто умеет. А то обещали за борт...
Я подумал.
- Надо, наверно, поговорить с капитаном.
- А как же за борт-то? - съехидничал Джон.
- Обойдутся без золота! - решил я. - Если бы они по-хорошему попросили, тогда можно было бы разговаривать... Ты об этом никому из наших не говори.
На том вроде бы все и кончилось.
Но когда плавание уже подходило к концу, я увидел Джона на баке с двумя матросами. Оба - тощие и рыжие, наверно, братья. Джон дал одному из них какую-то бумагу (или тряпку). Матросы, довольные, ушли, а Джон подошел ко мне.
- Ну, вот, я подарил им карту, пусть теперь ищут по ней клад. Кажется, они счастливы. Один даже сказал, что, мол, клад искать в тыщу раз интереснее, чем получить готовенький капитал.
- Но это хоть настоящий клад? - подозрительно спросил я.
- Конечно! - улыбнулся Джон. - Карту я нашел в архиве замка. Там много такого всякого...
4
Но вот бриг "Лунь" пришел в Астандию. Это был обширный порт, и бриг сразу как-то уменьшился среди старинных флейтов и железных барж с толстенными трубами на корме. Больших судов было множество, на рейде стоял даже дредноут с британским морским флагом. Как будто Англия не осталась в свое время далеко-далеко... Я показал на дредноут Джону, он усмехнулся... А на берегу возвышался полосатый желто-синий маяк. Он не горел, ведь был ясный полдень.
Мы сошли на берег. У нас был план - сразу идти к Градоправителю! А к кому еще? Уж он-то должен знать, что происходит в его городе. Конечно, уверенности не было, но, может, он подскажет, кто мог украсть Блестящик?
Астандия - громадный город. Требуется полдня, чтобы пройти с портовой окраины до центра. Этот путь лежит по мощеным улочкам, вдоль которых тянутся белые каменные ограды (на них любят сидеть коты). Внутрь такой ограды можно попасть через низкую, но массивную дверь. За дверью будет чисто прибранный дворик, в глубине которого стоит дом. Дома в Астандии складывают из камня или кирпича, двухэтажные, с шатровыми крышами.
Одна из достопримечательностей Астандии - старинный вокзал. Когда-то давным-давно сюда ходили поезда, и если стрелочник в фиолетовом мундире забывал переключить стрелку, с ними могло что-нибудь случиться. А может, люди путают, и поезда ходили совсем в каком-то другом мире...
Тем не менее, вокзал стоит, а рядом раскинулся Паровозный парк. Деревьев там нет, зато полным полно паровозов. Они разные. Совсем старые, ржавые, и относительно новые, с разноцветными эмблемами на черных масляных боках. Под некоторыми есть рельсы, другие стоят колесами прямо в земле. Из-под колес растет высокая трава, в которой трещат кузнечики.
Мы зашли в этот парк и забрались на новый паровоз с темными боками. Надо было придумать, как попасть к Градоправителю.
- Вот если бы поехать к нему прямо на этом паровозе, - мечтательно сказал Виль.
- Я думаю, надо шагать смело через главный вход. - заявил Джон, не отозвавшись на шутку.
- Кто нас пустит через главный-то? - удивилась Катька.
- А может, пустят! Скажем - важное дело!
- Да вы посмотрите на себя! Орава оборванцев из приюта...
- Сильно сказано, - заметил Джон.
Оборванцами мы не выглядели. На нас были короткие штаны и пестрые просторные рубашки-безрукавки - и на мальчишках, и на девчонках. Правда, одежда потрепалась за время путешествия, ну да что с того. Таких ребят, как мы, в Астандии было полным полно. Одно плохо - все мы босиком. Мы привыкли так ходить в замке. Но тут все же прием у Градоправителя!
- Башмаки и нарядную одежду можно сделать самим, прямо сейчас, сказал Виль. - Запросто...
- Это в замке было бы запросто, - возразил Джон. - А тут чужая страна и совсем другие условия. До вечера провозимся...
Меня осенило:
- А давайте влезем к нему прямо в окно!
- Ну, ты даешь, - сказал Виль.
- А чего? Ну, не все влезем, а, например, вдвоем. Я и еще кто-нибудь...
- А остальные будут внизу отвлекать охрану! - развила идею Челка.
Так и решили.
Дворец Градоправителя стоял, естественно, на главной площади. Синие его стены обросли гипсовой лепкой - разные там амуры, львиные головы и атланты, которые поддерживали длинный балкон.
Охраны не было видно, зато дворец окружала высокая чугунная решетка.
Сквозь решетку мы увидели, что одно окно на втором этаже (самое большое) открыто.
- Пора, - сказал Джон. - Взлетаем.
- Погоди, - остановил я его. - Нужна разведка...
Я перелетел через решетку (получилось!) и повис у открытого окна. Встал на подоконник и спрыгнул в комнату. В ней никого не было. Я подошел к двери и выглянул в коридор. Тоже пусто. Где-то далеко хлопнула дверь. Сильный сквозняк дунул мне в лицо, взъерошил волосы, ворвался в комнату. Сзади стукнула оконная рама.
Я обернулся, Это не сквозняк захлопнул окно. Это сделал высокий человек в синей с золотом одежде и с длинными седыми волосами.
Я смог только сказать:
- Здравствуйте... - и подумал: "Сейчас он позовет швейцара, и меня выкинут отсюда".
Седой человек молчал.
- Мне только... Градоправителя... - выдавил я.
- Градоправителя? - удивился человек. - А почему через окно?
- Видите ли... Так получилось... Это была разведка.
- Ну ладно... - Человек сел за письменный стол. В глазах его пряталась усмешка. - Градоправитель - это я. А ты, выходит, разведчик?
- Нет... я... просто у меня к вам серьезный разговор.
На столе перед Градоправителем стояла массивная голубая чернильница.
- Выпьем чаю, - предложил Градоправитель и достал из-под стола помятый эмалированный чайник. А за ним две фаянсовые чашки с трещинками. Поставил рядом с чернильницей, прямо на бумаги.
Градоправитель мне понравился, но чаю не хотелось. Я решил приступить к делу.
- Я из замка, который недалеко от Снежной гавани...
- Очень хорошо! - Градоправитель поиграл пустой чашкой. - Чем могу быть полезен?
- У нас пропала волшебная вещь... Хотелось бы ее найти...
- Чудесно! - возгласил Градоправитель. - А при чем здесь я?
Мне трудно было найти ответ, и я стал оглядывать кабинет. Две стены были заняты картами разных земель, а в углу висела птичья клетка. Есть там кто-нибудь или нет, я разглядеть не успел, потому что Градоправитель вскочил и стал ходить по кабинету. Потом остановился.
- Да, да! - он глянул на меня печальными голубыми глазами. - Вы правы! Это я взял Блестящик!
- Так отдайте! - возмутился я. - Он ведь не ваш!
Было настолько неожиданно, что похитителем оказался сам Градоправитель, что я ничуть не испугался. А ведь получалось, что я в логове врага!
- Как вы меня нашли? - грустно спросил Градоправитель.
- Интуиция, - хмуро сказал я, хотя это было совпадение - совершенно случайное и, может быть, удачное. Хотя кто знает...
- Как тебя зовут, мальчик из замка? - спросил Градоправитель.
- Рик. Но какая вам разница?
- Не могу же я беседовать с человеком, не зная его имени. А нам, видимо, предстоит долгий разговор...
Градоправитель опять сел за стол, разлил чай по чашкам. Предложил мне, я отпил. Чай был вкусный, без сахара. Мы в замке всегда пьем без сахара. Я делал глоток за глотком, но украдкой то и дело оглядывался на окно: вдруг ребята не выдержат, начнут взлетать и заглядывать в комнату и Градоправитель их заметит!
- О чем же мы будем разговаривать? - спросил я.
- Обо всем... А о чем бы ты хотел?
-Отдавайте Блестящик! - потребовал я. - Нас Волшебник послал за ним. Если мы вернемся с пустыми руками, он нас не пустит.
- В а с послал? - удивился Градоправитель. - Значит, ты не один здесь?
Я решил никого не выдавать. Вдруг на уме у Градоправителя какая-то хитрость? На вопрос я не ответил.
- А что, неужели Волшебник такой злой? - Голос Градоправителя стал тихий и печальный.
Я пожал плечами:
- Он не злой... Просто он очень расстроился. Хотя вообще-то он строгий... И редко выходит из подвала.
Хотя Градоправитель и стащил у нас Блестящик, вражды к нему я не чувствовал. Может, была у него какая-то важная причина, чтобы завладеть этим ящиком... Но как быть с заданием Волшебника?
- А может, вы все-таки отдадите нам Блестящик? Зачем он вам?
- Видишь ли, Рик... Рик, да? Видишь ли... Сейчас он мне и не нужен вовсе...
- Зачем же его был красть? То есть уносить...
Градоправитель вздохнул.
- Просто... я хотел посмотреть, что еще придумал Волшебник в этом устройстве. Блестящики я и сам раньше мастерил. И довольно часто...
- А если это не Волшебника изобретение, чего тогда он так гордился?!
- А он гордился? Ну, наверно, для него Блестящик был непростым делом. У одних получается, у других не сразу, третьи вообще ничего в этом не понимают... А Волшебник всегда был склонен гордиться своими творениями. Такой уж он...
- А разве вы знакомы с Волшебником?
- Знаком... Я чувствую твой вопрос, Рик: почему тогда я не попросил Блестящик по-хорошему?
- Да, - смутился я. - Ведь он бы, наверно, не отказал...
- Вот тут-то как раз и запятая, - развел руками Градоправитель. - Он бы отказал. И вообще даже слушать бы не стал.
- Вы с ним враги, да? - догадался я.
- Нет, нет... Почему? Какие враги? - испугался Градоправитель. Просто я давно не был в замке... и вообще...
- Как же вы тогда унесли Блестящик?
Градоправитель усмехнулся:
- Видишь ли, Рик... Правители моего ранга не всегда работают сами... А с Волшебником я давно не виделся. Но все время хотел его навестить. Правда, я не уверен, что он обрадовался бы...
- Тут какая-то тайна, - насуплено сказал я. Под окном меня ждали ребята, а Градоправитель не собирался отдавать Блестящик.
- Никакой тайны, - Градоправитель отхлебнул чаю. - Какая тут может быть тайна?
- Отдайте Блестящик! - попросил я. - Иначе нам не вернуться в замок, я же говорил. Вам-то этот прибор уже не нужен, верно?
- Верно... Пожалуй, я вам его отдам... Да! Конечно, отдам! Но только при условии... Когда пойдете обратно в замок... возьмите меня с собой!
- А зачем вам туда?!
- Не знаю, как сказать... Ну, с Волшебником повидаюсь. А еще - просто отдохну...
- Но ведь Волшебник не обрадуется вам, - осторожно напомнил я.
- Ну и подумаешь! - весело сказал Градоправитель. И сразу стал серьезней. - Это его дело. А мне обязательно надо сказать ему два слова. А потом уже он может радоваться или нет. И главное - мне надоело быть Градоправителем! Глупая работа. Хлопочешь, хлопочешь, добиваешься чего-то, а жизнь идет по-своему... Я ведь на эту должность попал почти случайно. И засиделся...
- А откуда вы знаете Волшебника? - поинтересовался я, только чтобы что-то сказать.
- Видишь ли, Рик... он и я в некоторой степени родственники. Он мой племянник, а я, значит, его дядя...
Это была новость! Но главное, чтобы Градоправитель отдал Блестящик. Неважно, кто он там Волшебнику.
- А прибор... Я его сейчас отдам, - Градоправитель угадал мои мысли. Только я еще не все сказал... Я ведь тоже когда-то жил в вашем замке.
Я вспомнил легенду.
- Скажите, а вы не... тот самый человек, который построил наш замок?
Градоправитель вздохнул.
- Да... Только кто об этом помнит? Это было так давно... И я сейчас совсем не похож на Рыцаря... - Он махнул рукой, словно прерывая самого себя, и достал из под стола Блестящик. Стенки его сверкнули солнышками.
Пока я беседовал с Градоправителем, ребята томились у решетки. Взлететь, чтобы глянуть в окно, никто не сумел (когда волнуешься, это трудно). Они думали, что меня, наверно, кто-то застукал. Собственно, так оно и было. Но я открыл окно и помахал им.
- Что там такое? - крикнул Джон. - Спускайся!
- Погодите минуту! Мы сейчас спустимся! Я и один человек! Я нашел Блестящик!
Внизу осторожно возликовали.
Рыцарь решил уйти тайно. Он снял свой синий с золотом костюм и оделся как обычный горожанин. Под одеждой он спрятал короткий меч. Я с опаской подумал: "Уж не для Волшебника ли?"
Ребята приняли Рыцаря сдержанно. Виль даже потребовал:
- Пообещай, что не сделаешь Волшебнику ничего плохого!
Рыцарь кивнул.
- Да, ничего плохого. Я только скажу ему пару слов... И тогда он уйдет.
- Почему он должен будет уйти? - подозрительно спросила Катька. Черные глаза ее сверкнули из-под волос.
- Видишь ли... Он поймет, что находится не на своем месте. И даже захочет уйти...
- Навсегда?
- Ну... это будет зависеть целиком от него. Может, потом он захочет навестить вас...
- А что ты сделаешь с прибором, Рыцарь? - поинтересовался Джон.
- Видимо, придется его уничтожить. Блестящики опасны.
- Чем?! - воскликнули мы хором.
- Как бы вам объяснить... Ага! Допустим, вы хотите сделать доброе дело. Блестящик чутко реагирует на это. И вбирает в себя всю энергию, которая исходит из вас. Всасывает, как космическая черная дыра. И тогда эта добрая энергия становится нулевой... Равнодушной, можно сказать. И высвобождается тоже в этом качестве... Непонятно, да? Ну, ладно! Что вам успел показать Волшебник?
- Он сделал золотые туфельки, - сказала Челка.
- Ага! Туфельки... Ну что, принесли они вам какую-нибудь радость? Конечно, нет! Это была... шутка, можно сказать! Вы ведь и сами, наверно, можете сделать золотые туфельки?
- Можем, - сдержанно согласился Левка. А я так ничего и не понял из объяснений Рыцаря. И спросил:
- Зачем же вы с Волшебником раньше делали Блестящики? Ты сам сказал...
Рыцарь усмехнулся:
- Делали... Хотели отдать их тем, кто не умеет колдовать... Но потом я разгадал их секрет. И перестал ими заниматься. Добро невозможно накопить ни в каком ящике, даже в самом блестящем, оно может быть живым только внутри человека...
- А Волшебник не согласен, да? - догадался я.
- Да... Он сказал, что изобретет что-то совершенно иное. Какой-то другой Блестящик. И вот через столько лет я узнаю, что он его сделал. Но я не поверил, что Волшебник додумался до чего-то неизвестного раньше. И тогда я... на время взял Блестящик. Чтобы посмотреть. Оказалось, что ничего нового в нем нет.
- Это все понятно, - хмуро сказал Джон. - Но теперь надо снова искать корабль. Ведь мы выполнили задание, и пора возвращаться.
- А зачем корабль? - удивился Рыцарь. - Я знаю гораздо более легкий путь к вашему замку. Это мост Двенадцати Коней.
- И мы поедем верхом? - спросила Пенка.
- Нет, что ты! Никаких лошадей на мосту нет, это одно название. Поедем на паровозе. Это Мой Личный Паровоз. Он стоит в Паровозном парке. И никто не знает, что рельсы из-под него ведут на мост Двенадцати Коней.
Когда мы снова очутились в Паровозном парке, Рыцарь подвел нас к тускло-медному локомотивчику.
- Вот, - сказал он с гордостью. - Это и есть Мой Личный Паровоз. Через несколько часов мы будем в замке.
- А чем топить? - спросил Левка.
- И вообще, - добавил я. - Нужен кочегар.
- Кочегар не нужен, - ответил Рыцарь. - В топку мы положим Блестящик.
- Вот тебе и раз! - удивился Виль. - Ведь он там сгорит!
- А мы не будем его поджигать! Из Блестящика энергия выделяется и без огня, ее хватит, чтобы доехать до замка. Правда, если бы мы его подожгли, беды бы не случилось. Все равно я его потом разберу... А теперь всех прошу по местам. Мы отправляемся!
Мы забрались на паровоз. Кто-то остался в кабине с Рыцарем, что-то устроился снаружи у котла, держась за поручни. Рыцарь положил в топку Блестящик и закрыл чугунную дверцу.
Немного погодя из трубы повалил желтый густой дым. И мы поехали! Котел загудел, словно в нем кипела и превращалась в пар вода. А на самом деле там был всего-навсего маленький прибор. Сначала колеса вертелись медленно, но потом паровоз набрал ход, и мимо нас замелькали белые заборы и низкорослые, с пышными кронами деревья. Очень скоро мелькание кончилось и вокруг раскинулась синева неба, свободного от облаков.
- А вот и мост Двенадцати Коней! - крикнул Рыцарь сквозь стук колес.
- Мы уже над морем! - откликнулся Виль.
Под нами в самом деле было море. Мы увидели рыбачью шхуну. С большой высоты мы разглядели, что рыбаки выбирают сети. Бедные пойманные рыбешки во множестве своем серебрились на солнце.
Я пожалел несчастных ставрид и ершей, но скоро настроение у меня сделалось хорошее, потому что ехали мы быстро и в уши дул встречный ветер. Я даже вспомнил песенку:
По рельсам катит вагон.
Я торчу из окна.
На свете много сторон.
Здесь - такая одна.
Эй, одеяло оставь,
Хватит сны сторожить!
Отныне мы в этих местах
Будем весело жить.
Там лесной водоем,
Что-то вроде пруда.
И добраться туда нам вдвоем
Не составит труда!
Я стоял, облокотившись о поручень, и тут ко мне подошел Виль. Он сказал:
- А вот интересно, видно этот мост с моря или нет?
Я подумал.
- Наверно, не видно. Это ведь волшебный мост. У него даже опор нет, он просто в воздухе висит.
- А если он волшебный, почему его не может быть видно?
- А ты, когда мы плыли, не смотрел в небо? И вообще, мне кажется, о нем мало кто знает. Только такие... вроде Рыцаря. Иначе бы мы тоже знали...
- А может, Волшебник о нем знает... - произнес Виль, и мы оба подумали о Волшебнике.
- Рыцарь едет, чтобы его выгнать, - сказал я.
- Ну, не совсем так, - откликнулся Виль. Рыцарь должен что-то сообщить Волшебнику, и тогда тот сам захочет уйти.
- Все равно жалко его, - вздохнул я. И Виль согласился:
- Немножко жалко. А еще интересно, что же все-таки скажет ему Рыцарь.
Мы несколько минут молчали. Смотрели на море. Хотя солнце было еще высоко, я не заметил на поверхности моря тени от моста. Внизу были только синие, маленькие издали, волны с пенными гребешками.
- Рик! - окликнул меня Виль. - А помнишь ту яму в лесу?
- Яму?.. Ах, да! Это где чудики возились?
- Пойдем спросим Рыцаря, что за яма. Может, он знает. А то я все о ней думаю... - Он повернул ко мне загорелое лицо, на котором я прочитал тревогу. Как будто эта яма рядом!
- Ты что? - попытался я его успокоить. - Мы ведь сейчас не в лесу. И вообще... чего это ты так лес не любишь? Мы спокойно в него ходим, а ты с оглядкой?
Виль смутился. А мне стало стыдно.
- Извини, конечно, Виль, я понимаю, это тайна...
- Это п о к а тайна, - сказала он серьезно и отвернулся. - Потом, может, и расскажу. А сейчас, - он снова быстро взглянул на меня, - пойдем к Рыцарю, спросим...
Когда Рыцарь узнал, что мы видели яму с чудовищами, он воскликнул:
- О, Господи! Да неужели они и сюда добрались?! - И рассказал нам наконец, ч т о было в этой яме.
- Вы видели Печальных Животных. Они ходят по свету, заколдованные какой-то злой силой... Печальные Животные все время хотят есть, и оттого им грустно. Они видят только то, что прямо перед ними, и только то, чем можно утолить голод. Они могли и вас съесть, хорошо, что вы не сунулись в эту яму.
- А почему они какие-то... полуневидимые? - спросила Челка.
- Ну... это уж тонкости их заколдованности.
- Бедные, - пожалела Печальных Животных Пенка. - А их можно вылечить?
- Я слыхал, - ответил Рыцарь, - что они должны когда-нибудь перестать быть такими, как сейчас. Но из людей никто помочь им не может
- Почему? - спросил Джон.
- Выражаясь по-научному, у этих животных должен измениться их менталитет. Или даже точнее - измениться принципы мышления. Тогда колдовство перестанет на них действовать. Но вот у меня, например, так не получится. Доброе волшебство не может менять сущность живых существ.
- А злое? - подал голос Волчок.
- Злое? Ну, злое волшебство ведь ни с чем ни считается... Так что, наверно, может. Но я надеюсь, никто из вас не метит в злые волшебники?
Нет, в злые никто не метил. Все хотели быть добрыми и хорошими.
Внезапно в кабину ворвался Зубастик.
- Спасите Пифа! - закричал он. Видимо, ему было смешно.- Он забрался на котел к трубе и теперь боится слезать!
Мы, толкаясь, побежали спасать Пифа.
5
К вечеру мы прибыли. Рыцарь вынул Блестящик из топки и повернул какое-то колесико рядом с дверцей топки. Паровоз медленно затормозил и остановился. Мы попрыгали в траву. Оказывается, мост Двенадцати Коней кончался совсем недалеко от нашего замка. Сзади нас, куда уходил мост, качался, шумел лес. Пройдя немного, мы подошли к холму, на котором возвышался замок.
Джон спросил Рыцаря:
- Ты войдешь с нами или немного погодя?
- С вами, - ответил тот. - Пусть Волшебник меня сразу увидит. Тот-то он удивится!
Ворота оказались закрыты и, несмотря на наши усилия и волшебные команды, не открывались. Крепко их запер Волшебник!
- Интересно, злится он или нет? - прошептал Пиф.
- Почему он должен злиться? - спросил я.
- Ну, мы ведь убежали без спросу...
- А Волшебнику-то что за дело? К тому же, Рыцарь с нами, не бойся, успокоил я его.
В это время Джон крикнул:
- Волшебник! Мы пришли! - и сильно постучал в ворота. И мы услышали голос:
- А вы принесли Блестящик? - громко спросил Волшебник.
- Да!
Ворота медленно открылись. Мы вошли, Волшебник нас встречал во дворе. Он бы в черном дождевом плаще, и борода его дергалась от ветра.
- Ну, хорошо, что все вместе... - начал он и осекся. Заметил Рыцаря.
Рыцарь сделал шаг вперед.
- А вот и я! - торжественно произнес он.
Волшебник молчал. Рыцарь сказал :
- Ребята, отойдите. Нам надо поговорить наедине.
Мы сидели в траве у подножия башни, а Волшебник и Рыцарь разговаривали в глубине двора. Мы наблюдали за ними.
Рыцарь достал из-под одежды Блестящик. Они осмотрели его и энергично поспорили. Потом Рыцарь снова спрятал Блестящик. Волшебник выглядел очень раздосадованным. Он ударил рукой об руку. Рыцарь начал что-то тихо говорить ему, наклонившись к самому уху. Волшебник сердито кивнул, и до нас донеслось:
- Ладно, скажем им...
Рыцарь опять о чем-то заговорил.
- Нет! - так же громко ответил Волшебник. - Мне это порядком надоело. - И пошел к лестнице, ведущей на главную башню. Мы увидели, что он уже не в черном плаще, а в цветном кафтане, и в руках он держал сумку, до верху чем-то набитую.

Читать книгу дальше: Кошкин Алексей - Мышата из старого замка