Зайдель Януш А - Феникс - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кауфман Донна

Men of Rogues Hollow - 3. Попробуй догони


 

Здесь выложена электронная книга Men of Rogues Hollow - 3. Попробуй догони автора, которого зовут Кауфман Донна. В библиотеке rus-voice.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Кауфман Донна - Men of Rogues Hollow - 3. Попробуй догони.

Размер файла: 248.64 KB

Скачать бесплатно книгу: Кауфман Донна - Men of Rogues Hollow - 3. Попробуй догони



Men of Rogues Hollow – 3

OCR Ninel640; Spellcheck Жени
«Попробуй догони»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2007
ISBN 5-17-035767-2, 5-9713-3600-2, 5-9762-0603-4
Оригинал: Donna Kauffman, “Catch Me If You Can”
Перевод: А. К. Сорвачев
Аннотация
Молодой американец Таггарт Морган отправляется в Шотландию, в старинный замок, унаследованный им после смерти отца-миллиардера.
Он и не подозревает, в какой водоворот окажется вовлечен. И все из-за неожиданной встречи с женщиной сногсшибательной красоты и потрясающего темперамента – Мойрой Синклер...
Так начинается история опасных приключений и расследования темных тайн прошлого, которые разжигают яростное влечение Таггарта и Мойры друг к другу и ведут к головокружительной любви!..
Донна Кауфман
Попробуй догони
Глава 1
Внимательно осматривая помещение, он отчетливее всего представлял себе сцену побоев, которым его регулярно подвергал здесь отец. Возможно, память сыграла с ним эту злую шутку в отместку за колоссальное перенапряжение его мозгов, уже давно требовавших отдыха. Таггарт Морган Второй устало откинулся в растресканном и потертом кожаном кресле и закрыл глаза.
Ничего нового в домашнем кабинете своего папаши он, собственно говоря, не обнаружил. На стеллажах от пола и до потолка стояли все те же книги, главным образом по юриспруденции. На дубовом столе на своих прежних местах находились знакомые ему письменные принадлежности: пресс-папье, нож для вскрытия конвертов и набор авторучек фирмы «Кросс». И конечно же, в углу стоял проклятый табурет, на который всегда усаживал его отец, прежде чем прочесть ему нотацию и хорошенько выпороть.
До сих пор Таггарт явственно слышал его пронзительный голос и свистящий звук ремня, вытаскиваемого из поясных штрипок отцовских брюк. Прошло уже семнадцать лет, но Таггарт не забыл ничего...
... Я окончил юридический факультет университета! Получил право заниматься частной адвокатской практикой! Пробился на самый верх карьерной лестницы! Доказал всему городу , из чего в действительности сделаны мы , Морганы! Если кое-кто считает , что наши предки были отбросами общества , это вовсе не означает , что и нам суждено остаться отребьем! И ты докажешь это всем , кто еще сомневается в этом , даже если мне придется ежедневно учить тебя уму-разуму затрещинами! БАЦ!
...Заруби у себя на носу , что Морганы всегда добивались поставленной цели! Я вдолблю это в твою башку , сынок , и закреплю свой урок доброй поркой. Ты должен стать первым учеником в своем классе , всегда ходить с гордо поднятой головой , на меньшее я не согласен. Я вышибу из твоих ослиных мозгов всю блажь , глупый щенок , и буду сечь тебя ремнем до тех пор , пока ты не пожалеешь , что раньше не внял моим наставлениям. А если ремень не подействует , тогда я попробую вразумить тебя иначе , вот так... БАМ!
Таггарт вздрогнул, вспомнив, как отец влепил ему увесистый подзатыльник, от которого он слетел с табурета на пол. Из кладовой памяти посыпались, словно бесы из преисподней, другие гадкие воспоминания. Гневные тирады папаши явственно прозвучали у него в голове и гулким эхом разнеслись по всему кабинету, словно бы произносивший их расхаживал по нему взад и вперед, размахивая руками и брызжа слюной. Давно похороненные, неприятные эпизоды снова воскресали в сердце Таггарта и жгли ему нутро, доказывая тем самым, что отрешиться от своего прошлого невозможно. Они слепили ему глаза и терзали душу, являясь во всех своих подробностях перед его мысленным взором и как бы насмехаясь над его тщетными попытками подавить их усилием воли.
...Сколько , по-твоему , судей в округе Маршалл ?Двое , болван! И я , твой отец , один из них. И ты , мой старший сын , еще имеешь наглость говорить , что хочешь добывать свой хлеб , роясь в зловонной грязи? Я плачу за твою учебу в университете , поэтому мне и решать , идиот , на каком поприще тебе лучше делать карьеру!
БАХ!
Ты даже больший олух , чем я предполагал , если не смог придумать для себя ничего получше.
ТРАХ!
Старый рубец, оставшийся Таггарту на память о ране, нанесенной ему перстнем отца, вдруг запылал, и он машинально потер щеку в том месте, откуда когда-то хлынула кровь, и болезненно поморщился, словно бы ему вновь влепили пощечину.
Ты даже в подметки не годишься своему отцу , избалованный щенок! Да ты бы давно уже пропал , если бы я не вел тебя по жизни своей твердой рукой. Но всему существует предел. И разрази меня гром , если я и впредь стану все это терпеть! Можешь позорить меня на весь округ , бросать тень на всю нашу семью , приводить в ужас весь город , заставлять свою покойную мать от стыда перевертываться в гробу. Но только тогда не останавливайся , покинув этот кабинет , и продолжай шагать куда глаза глядят не задерживаясь , чтобы забрать свои вещи , и немедля в дверях.
Вены на лбу отца взбугрились, тревожная краснота растеклась по его лицу и шее. Он был страшен и преисполнен величия в своем праведном гневе, очевидно, считал себя кем-то вроде библейского Авраама, приносящего в жертву своего сына Исаака.
И не смей оглядываться! С этого момента у меня только трое сыновей. Ты для меня умер!
Вспомнив сцену своего изгнания из отчего дома, Таггарт зажмурился. Сердце его заколотилось в груди с той же чудовищной силой, как в ту минуту величайшего потрясения. Сжав трясущиеся пальцы в кулаки, он явственно почувствовал ярость, вскипающую в груди, и возненавидел себя зато, что позволил своему позорному прошлому снова наказать его за былые прегрешения. На скулах у него заходили желваки, на щеках вспыхнул румянец. Но колоссальным усилием воли Таггарт подавил приступ бешенства и не позволил эмоциям вырваться из-под контроля рассудка.
Тогда, много лет назад, он тоже поступил так, потому что понимал, насколько опасно перечить взбешенному отцу. Сейчас же срывать злость ему было просто не на ком. Разве что на самом себе...
Он резко отшатнулся от стола, чтобы не смахнуть с него письменные принадлежности на дорогой старинный ковер, глубоко вздохнул и взял себя в руки. Точно так же он поступил и тогда, семнадцать лет назад, прежде чем упрямо вскинуть подбородок, расправить плечи и выйти вон из дома, устремив взгляд вперед, в свое туманное будущее.
Бросив открытый вызов своему тирану-отцу, Таггарт испытал и шок, и облегчение. Но с тех пор отец для него тоже умер.
Сложив пальцы в замок на краю столешницы, Таггарт уронил на руки голову и позволил сердцу успокоиться, а воспоминаниям улечься на свои прежние места в кладовой памяти, куда никто не мог пробраться. Следы от унизительных побоев на его теле зарубцевались, и вплоть до сегодняшнего дня он был уверен, что затянулись и душевные раны.
Покинув отчий дом в Рогз-Холлоу, Таггарт взял на вооружение девиз «С глаз долой – из сердца вон» и руководствовался им, пока его не известили о кончине отца и не вызвали домой.
– Что ж, теперь старик действительно мертв, а не только для одного меня, – философски изрек Таггарт-младший и, распрямившись, потер пальцами виски.
Уже давно перевалило за полночь, однако он, как это всегда случалось с ним в часы напряженного раздумья, не замечал стремительного бега времени. Сегодня предметом его размышлений стала не любимая область археологии, изучение которой стало смыслом его существования, но некий странный феномен, объяснить логически природу которого ему пока не удавалось. Тяжело вздохнув, он вновь уставился на кипу документов, доставленных ему сегодня близким другом отца Миком Темплтоном, нагрянувшим к нему без предупреждения.
В последний раз Таггарт видел этого энергичного джентльмена, когда тот был еще свежеиспеченным членом городского совета. С тех пор он успел дорасти в чинах до мэра и прочно закрепиться в этой должности. Солидный пост, который Мик занимал вот уже десять лет, открыл перед ним возможности сблизиться с другими влиятельными персонами этого округа. В числе таковых был, разумеется, и судья Таггарт-старший. Их дружба, судя по той умопомрачительной новости, которую поведал ему Мик, обрела куда более доверительный характер, чем имели другие знакомства Таггарта-старшего в официальных кругах, столь тщательно культивируемые им и при любой возможности выставляемые напоказ. Очевидно, потому-то Мик и счел возможным и теперь держаться со старшим сыном своего доверителя по-свойски.
Мик утверждал, что судья Морган успешно скрывал свои финансовые операции как от городских сплетников, так и от своих коллег и знакомых. О них не знал даже его бухгалтер Фрэнсис Йорк, повсюду сующий свой нос, так как все денежные переводы Таггарт-старший проводил через фиктивную фирму. Но больше всего поразило Таггарта-младшего то, что о последних приобретениях его отца не ведали две другие богатейшие семьи Рогз-Холлоу – Рамзи и Синклер.
Свой секрет Таггарт-старший поверил исключительно Мику.
А тот, когда настал час, посвятил в него Таггарта-младшего.
Бегло ознакомившись с документами, касающимися предсмертных приготовлений своего отца, Таггарт задался вопросом: а какова же их истинная подоплека? Зачем его отцу потребовалось окружать свои махинации таким густым туманом?
Минул всего лишь месяц с тех пор, как душеприказчик покойного невозмутимо огласил его завещание. У всех присутствующих вытянулись лица и перехватило дух, когда они услышали, что Таггарт Джеймс Морган-старший оставил все свое состояние своему старшему сыну Таггарту-младшему.
Пожалуй, он был бы не так ошеломлен, если бы поверенный папаши сначала зачитал его последнее блистательное наставление, а потом объявил, что, согласно воле усопшего, все их семейное имущество отходит к Синклерам и Рамзи в назидание его беспутным отпрыскам. Это было бы вполне в духе старого лицемера, обожавшего пускать окружающим пыль в глаза.
Следует, однако, признать, что в душе Таггарт все же надеялся, что отец не лишит своих потомков их родового гнезда, а разделит свое имущество поровну между четырьмя сыновьями. Впрочем, с другой стороны, старик не мог не знать, что это вряд ли их обрадует: как и его старший сын, трое остальных отпрысков – Остин, Берк и Джейс – тоже проявили норов и покинули отчий дом. Поэтому ни один из них не стремился взваливать на свои плечи бремя наследства. Освободив троих своих нерадивых сынков от утомительных хозяйственных обязанностей, отец сделал им последнее одолжение. Подумав об этом, Таггарт криво усмехнулся: при жизни папаша редко баловал своих детей, руководствуясь исключительно воспитательными соображениями, разумеется.
За три столетия семья Морганов скопила колоссальное богатство, которое, по идее, должно было бы вселять гордость в его распорядителей. Однако по прихоти одного человека оно вызывало теперь у всех его потомков только неприятные ассоциации. А у Таггарта-младшего вдобавок еще и нервный тик. Воистину хороший урок преподал ему отец напоследок!
Нетрудно представить, как злорадствовал этот безжалостный педагог, с высокомерной ухмылкой диктуя стряпчему свое завещание. Но по большому счету он оказался прав, изо дня в день беспощадно вдалбливая в упрямую башку своего старшего оболтуса, что управлению крупным хозяйством нужно долго и прилежно учиться.
В этом Таггарт-младший убедился, проведя в его кабинете всего один час. За многие годы жизни в палаточных лагерях на местах раскопок, где ему приходилось есть гнилые фрукты и сушеное мясо, а пить зловонную жижу, которой нормальный человек побрезгует умыться, он так и не обрел даже толики столь нужных ему теперь навыков и знаний. Нетрудно было представить, с каким презрительным выражением лица указал бы ему сейчас на это отец.
Он запретил себе думать об этом и, потянувшись, помассировал себе пальцами шею и плечи, стараясь не смотреть на последнее доказательство прозорливости Таггарта-старшего, тоже привезенное ему сегодня Миком, – полированный ларец вишневого дерева с торчащим из его замочка ключом. Он так и манил своего нового владельца поскорее его повернуть и открыть ящик Пандоры, хранящий секреты другой, тайной, стороны жизни его отца. Всего лишь один поворот ключа отделял его от ответов на множество вопросов, с утра не дававших ему покоя. Однако он колебался и медлил, не уверенный в том, что к этим вопросам не добавятся новые, которые повергнут его в еще большее изумление, чем официальные бумаги, находившиеся в кожаной папке.
Ознакомившись, хотя и бегло, с ними, он долго осмысливал прочитанное. Оказалось, что отец незадолго перед своей кончиной приобрел в Шотландии недвижимость, и не обыкновенную, а часть исторического наследия Морганов, искоренению которого он посвятил всю свою жизнь. Это был замок Баллантре вкупе с прилегающей к нему обширной территорией и, очевидно, управляющим, арендаторами земли, гуртами овец и горой долговых расписок.
К сожалению, в этих документах не объяснялось, что побудило судью Моргана купить имение, из которого три столетия назад бежал вместе со своими вороватыми сообщниками его далекий предок Тиг Морган – закоренелый злодеи, неоднократно подвергавшийся публичной порке за разбои и лихоимство. Спасаясь от виселицы, он и еще двое отпетых преступников – Дугал Рамзи и Айан Синклер – приторочили к седлам своих лошадей неправедно обретенные сокровища и под покровом ночи ускакали извилистыми горными тропами к побережью, чтобы морем уйти в заморские колонии.
Как сказал Таггарту Мик, в кожаной папке содержались исключительно деловые бумаги. Подробности же личных отношений судьи Моргана с арендаторами земельных участков, жителями соседней деревни, а также какой-то загадочной дамой можно было найти в ларце. До настоящего времени все эти сведения были не известны ни одному человеку в Америке, даже самому Мику, и потому обладали особой притягательностью.
Для любого любознательного обывателя, но только не для Таггарта-младшего. Лично он вовсе не горел желанием сунуть нос в личные дела своего отца отчасти потому, что сомневался, что в хранящихся в шкатулке письмах, говорится о каких-то несметных богатствах. Повернувшись к ларцу вишневого дерева спиной, он стал расхаживать взад и вперед по ворсистому ковру, погруженный в тяжкие раздумья. Но вдруг он резко обернулся и поддел ногой табурет. Отлетев к стеллажам, тот сбил с полок несколько тяжелых фолиантов и вместе с ними грохнулся на пол.
– Да в гробу я видал этих шотландских фермеров вместе с их баранами! – воскликнул в ярости Таггарт, взмахнув руками. – И не желаю ничего знать об этом замке! Пусть за этой грудой камней продолжает присматривать таинственная дама – она из местных, и ей лучше знать, как управлять имением. И вообще, не хочу я никакого отцовского добра, гори оно вместе с ним в адском огне. Зачем мне трепать себе нервы?
Он и в самом деле с удовольствием махнул бы на свое наследство рукой и первым же рейсом улетел в милые его сердцу тропические дебри, где его давно уже ждали на раскопках, если бы только не был от рождения дьявольски любознателен. Принадлежи шкатулка кому-то другому, а не его отцу, он бы не задумываясь открыл ее, хотя бы из чисто профессионального любопытства. Но ларец ему оставил именно его отец, и это все в корне меняло. Почему? Да потому что все, что касалось Таггарта-старшего, было в действительности не таким, каким оно казалось. А Таггарт-младший не желал больше поддаваться обману. Фарисейство претило его натуре, он бежал от него еще в юности и не хотел снова в него погружаться, даже ради заокеанского родового бастиона.
Оставалось только подписать официальные бумаги, составленные в двух вариантах: один – на случай если наследник откажется от своих наследственных прав, а другой – если он пожелает их сохранить, но предпочтет поручить заботу о шотландском имении своим юристам, бухгалтерам и земельным агентам. Странным было то, что отец сам не сделал этот выбор, он ведь прекрасно знал характер своего старшего сына и вполне мог бы избавить его от лишней головной боли, тем более что старик знал, что смертельно болен. Значит, он умышленно обставил все так, чтобы его наследник помучился. Ну разве это не лишний повод вообще не заглядывать в шкатулку?
Таггарт с ненавистью взглянул на кожаную папку. Любимая золотая авторучка папаши, казалось, манила его своим блеском, торопя взять ее в руку и подмахнуть бумаги. Поставив свою подпись в местах, обозначенных пунктиром, он мог бы заказывать билет на авиалайнер, который унесет его в далекую экзотическую страну, за тысячи миль от заснеженной холодной долины Рогз-Холлоу.
Моментально разыгравшееся воображение нарисовало ему пейзаж Юкатана, с его душными и влажными густыми лесами, древними жертвенными сооружениями, бездонными холодными колодцами и злыми кровососами, под угрожающее гудение, которых он станет изучать загадочный мир давно минувших веков и быстро обретет желанный покой.
Для осуществления этой фантазии требовалось лишь изобразить на нескольких листах бумаги витиеватую закорючку. Однако какая-то неведомая сила удерживала Таггарта от этого. Может быть, в этом доме все еще обитали духи его предков-разбойников? Тех самых, что более трехсот лет назад укрылись от правосудия в узкой горной долине, защищенной от окружающего мира хребтами Блю-Ридж? Не потусторонние ли силы пристально следили за ним в этот поздний час? По спине Таггарта-младшего пробежал холодок, ему стало не по себе. Он встал и принялся расхаживать по кабинету, зябко потирая руки и с опаской поглядывая на письменный стол.
Внезапно какой-то подозрительный шум донесся из-за двери, выходящей в коридор, который вел в гараж. Кого еще принесли туда ночью черти? Таггарт распахнул дверь, выглянул наружу и увидел целующуюся парочку – своего братца Джейса и его любимую девушку. Только что ввалившиеся в гараж, влюбленные были припорошены снегом, однако не производили впечатления продрогших – от их румяных щек валил пар, а весь их молодой и задорный облик свидетельствовал, что они бы не задумываясь повалялись в сугробах и нагишом. Таггарт подумал, что не удивился бы, если бы увидел их в дверях кабинета голыми, – за минувшие несколько недель судьба преподносила ему сюрпризы и похлеще!
Обняв одной рукой Сюзанну, Джейс с глупой ухмылкой воскликнул:
– Привет, Таггарт-младший!
– Извините, я, кажется, вам помешал, – смущенно пробормотал Таггарт.
– Ерунда, все нормально! – Джейс взглянул на часы и спросил с искренним удивлением: – А что ты, собственно говоря, здесь делаешь в такое позднее время? Спать не собираешься?
Таггарт смутился, лишь теперь заметив, что стрелки старинных напольных часов, стоящих в углу просторного гаража, показывают два часа ночи.
– Уже утро, – сказала Сюзанна, обнажив жемчужные зубки в улыбке. – Спать можно и не ложиться.
– Пожалуй, – согласился Таггарт и почесал свой небритый подбородок, стараясь не смотреть в ее смеющиеся глаза.
– Вы уж извините нас, – продолжала Сюзанна. – У нас произошла по дороге маленькая авария – лопнула шина. Нам пришлось оставить машину на обочине и добираться до дома на попутной. В такую пургу нам вряд ли удалось бы сменить колесо. – Она вновь ослепительно улыбнулась и развела руками.
Таг озабоченно наморщил лоб: метели и морозы в этих краях могли разыграться не на шутку, и молодым людям, выросшим здесь, это следовало знать. Он прокашлялся и сказал:
– Могли бы позвонить мне, я бы примчался к вам на помощь.
– Мы подумали, что ты спишь, – сказал Джейс и принялся очищать от снега пуховик Сюзанны.
– Мне же все равно не надо вставать ни свет ни заря на работу, – пробурчал Таггарт, многозначительно глядя на брата. – У меня свободный график.
Джейс понял, что камушек брошен в его огород, и беззлобно парировал:
– Не каждому суждено добывать себе хлеб насущный в джунглях, для этого надо родиться Тарзаном. – Он снял куртку и добавил: – Что же касается моего завтрашнего распорядка дня, то я встречаюсь со своими коллегами только в одиннадцать.
– Еще раз прошу вас извинить нас за беспокойство, – с укором взглянув на него, сказала Сюзанна.
Честно говоря, никакого беспокойства они Таггарту не доставили. Он вообще забыл, что брат куда-то отлучился, слишком занятый собственными проблемами. За многие годы одиночества его сердце очерствело, он стал законченным эгоистом и не собирался перевоплощаться в альтруиста.
– Собственно говоря, я просто кое-что здесь искал, – Неопределенно произнес он из вежливости.
Джейс как-то странно посмотрел на него и стал помогать Сюзанне раздеваться. Таггарт продолжал молча стоять в проходе.
– Я слышал, к тебе сегодня наведался Темплтон, – сказал брат. – Что ему было надо? Даже всезнающая Фрэнсис теряется в догадках. – Он покосился на Сюзанну и улыбнулся.
Девушка звонко рассмеялась:
– Мамочка просто в отчаянии! Ведь под угрозой ее репутация вездесущей сороки!
Таггарт улыбнулся, подумав, что матушка Сюзанны наверняка бы обомлела, проведай она, что судья Морган, чьи счета она тщательно проверяла и пунктуально оформляла на протяжении четверти века, скрыл от нее покупку замка в Шотландии.
Джейс наморщил лоб и серьезно взглянул на старшего брата:
– Сперва я решил, что старина Мик объявился, чтобы выразить тебе свои соболезнования. Но теперь, застав тебя в кабинете отца среди ночи, я подумал, что у него имелась более веская причина для неожиданного визита.
Сюзанна забрала у него свою куртку и пролепетала:
– Я вижу, вам надо что-то обсудить, ребята. Да и моя мама, вероятно, волнуется, не случилось ли чего со мной в такую жуткую снежную бурю. Вы не одолжите мне свой пикап? Я верну вам его завтра.
Мать Сюзанны долгое время выполняла всю бухгалтерскую работу для трех «святых семейств» города. Но потом стала обслуживать только Морганов и Рамзи, поскольку глава семьи Синклеров большую часть года проводил во Флориде. Супруг ее скончался, когда Сюзанна была еще ребенком, и вдова была вынуждена переселиться в садовый домик Рамзи. Когда дочь поступила в колледж и стала жить в общежитии, вдова осталась одна и перебралась в пригород. Сюзанна лишь совсем недавно вернулась домой и вскоре стала встречаться с Джейсом, в которого была влюблена еще в старших классах школы. Фрэнсис и ее дочь собирались основать в городе свою бухгалтерскую фирму, рассчитывая, что их услуги в условиях наметившегося в округе роста деловой активности станут пользоваться спросом. Все это навело Таггарта на мысль, что Сюзанна и его младший брат уже подумывают о своем гнездышке.
– Тебе лучше заночевать у нас, – сказал он девушке. – В такую погоду слишком рискованно отправляться в путь одной. Нам с Джейсом, разумеется, есть о чем потолковать, но это потерпит и до утра. Ты выкроишь для разговора полчаса, Джейс?
– Разумеется! Ты уверен, что это не настолько срочное дело, чтобы откладывать его на завтра?
– Абсолютно! – У Таггарта давно слипались веки, а теперь уже возник и нервный тик от утомления. – Ну, спокойной ночи!
– Спокойной ночи! – разом сказали влюбленные.
Таггарт не стал запирать на ночь дверь кабинета и даже не убрал со стола шкатулку, уверенный, что остаток ночи брату будет не до его секретов. Двух других братьев тоже не было в доме. Берк улетел на свой любимый остров в тропиках, чтобы не пропустить открытие сезона в местном яхт-клубе. Остин же развлекался со своей новой возлюбленной, Делайлой Хадсон, в злачных заведениях Милана.
Таггарт пожевал губами и хмыкнул, досадуя на своих легкомысленных братцев. Если Джейс, обезумевший от страсти к Сюзанне, еще заслуживал снисхождения, поскольку он уже давно был втайне влюблен в нее, то безрассудство Остина было непростительно. Любопытно было бы взглянуть на женщину, сумевшую пленить мужчину, который зарабатывает на хлеб фотографированием полуобнаженных моделей.
Впрочем, даже если бы все трое братьев находились в доме, в кабинет отца они все равно бы сунуться не посмели: это помещение с детства внушало им священный трепет.
В общем, опасения почувствовать себя не в своей тарелке, вернувшись в отчий дом после долгого отсутствия, терзавшие Таггарта, были напрасны. Братья были заняты собственными проблемами и редко собирались под одной крышей все вместе. Отношения между собой они поддерживали, но о прошлом старались не вспоминать.
Вынужденные в силу печальных обстоятельств встретиться здесь вскоре после минувшего Рождества, они без труда пришли к молчаливому соглашению не касаться болезненных тем, связанных с их детством, и вспоминали исключительно приятные эпизоды своей жизни в Рогз-Холлоу. На кухне, где братья частенько совместно питались, звучали шутки и смех, чего практически никогда не случалось при жизни Таггарта Моргана-старшего.
Они говорили на самые разные темы: о рыбалке, катании на коньках на пруду, вечерах, проведенных на его берегу возле костра со своими юными подружками, о пикниках в горах и детских шалостях, не всегда невинных, о взаимных розыгрышах и стычках с соседскими парнями.
На воспоминания об отцовских нотациях и экзекуциях было наложено табу. Ведь кому приятно снова пережить былые обиды и унижения? Всем им в свое время пришлось и сгорать со стыда, придя в школу со следами побоев на физиономии, и молча глотать слезы, выслушивая незаслуженные упреки отца, и дрожать от страха и негодования, чувствуя свое полное бессилие и ничтожество перед разгневанным отцом.
Нет, определенно Таггарту не следовало волноваться по поводу оставленного в незапертом кабинете ларца. Никому из его братьев даже в голову не пришло бы войти туда без разрешения его хозяина. А хозяином кабинета теперь стал он, Таггарт-младший. И это ко многому его обязывало...
И тем не менее Таггарт знал, что уснуть ему вряд ли удастся, поскольку далеко не все его старые душевные раны зарубцевались. Поднимаясь по ступенькам широкой винтовой лестницы в свою спальню, он понял, что залечить их окончательно ему вообще вряд ли удастся.
Глава 2
В эту ночь он спал урывками, короткое тревожное забытье не приносило ему облегчения. В отличие от Джейса и Сюзанны, у которых проблем с облегчением не возникало. Очевидно, они знали какой-то секрет.
Злой на весь мир, Таггарт с утра принял три таблетки аспирина и выпил две чашки крепчайшего черного кофе, но это ему не помогло. В голову невольно закралась мысль о необходимости срочно наладить свою сексуальную жизнь. Яркий контраст между его подавленным состоянием и помятой внешностью и бодростью Джейса, пышущего здоровьем, наглядно демонстрировал преимущество активного и регулярного секса над спорадическими сношениями, перемежающимися с мастурбацией и фрустрацией.
Прежде у него не возникало в этом смысле никаких проблем, он совокуплялся систематически и с воодушевлением.
Но постепенно систематические коитусы сменились эпизодическими: в длительных археологических экспедициях выбор особей противоположного пола был невелик, и Таггарт привык откладывать удовлетворение своего естественного желания. Вступать же в интимную связь со школьницами-практикантками либо женщинами из соседнего воинственного племени он не решался. Правда, себе он в нерешительности не признавался, а мотивировал свое осторожничание тем, что староват для экстремального секса.
Выручали романтически настроенные дамочки, примыкавшие к экспедиции на один сезон, – антропологички, нуждающиеся в приработке, искусствоведки, утомленные кабинетным затворничеством, аспирантки, собирающие материал для диссертации. Как правило, в условиях тропического климата страсти вспыхивали и гасли очень быстро, обычно задолго до завершения работ. И следствием этого становилась напряженность в отношениях, мешающая спокойно и размеренно вести раскопки. Поэтому требовалось все хорошенько взвесить, прежде чем забраться вместе со своей очередной пассией в гамак. Осмотрительный по своей натуре, Таггарт с годами все чаще предпочитал сублимировать эмоции, с головой уходя в тяжелый физический труд. Но внутреннее напряжение исподволь нарастало, и у него все чаще случались нервные срывы, приступы бессонницы и припадки черной тоски. Лишь колоссальным усилием воли, закаленной с юных лет противостоянием своему деспоту отцу, Таггарт умудрялся избегать истерик и скандалов, общаясь с самками. «Умеренность во всем!» – был его девиз.
Он потер пальцами глаза, но изнурительная головная боль, терзавшая его всю ночь, как и ломота в промежности, не унималась. Обычно он просыпался по утрам мгновенно и редко мучился сонливостью. Сейчас же с ним явно происходило нечто странное. Хорошо еще, что отец все-таки переделал их крохотные детские комнаты в нормальные просторные гостевые с толстыми стенами и массивными дверями. Иначе ему пришлось бы страдать не только от малоприятных реминисценций, но и от приглушенных вздохов и стонов, доносящихся из спальни Джейса.
Вспомнив о нем, Таггарт пришел к парадоксальной мысли, что он, сам того не ведая, стал чем-то вроде громоотвода для своего старшего брата, «заземлив» его отрицательную энергию негодования по поводу подозрительных предсмертных сюрпризов их отца на банальные размышления о простых плотских радостях. Таггарт снова отхлебнул из чашки, счел кофе чересчур крепким и добавил в него сахара и молока, сожалея, что рядом нет его брата Остина, непревзойденного умельца по части приготовления этого бодрящего ароматного напитка.
За этим занятием и застал его младший брат. Невыспавшийся, взлохмаченный и небритый, он внезапно ввалился в кухню и спросил, почесывая пальцами свою голую волосатую грудь:
– Доброе утро, Таггарт! Кофе для меня остался?
– Да, присаживайся к столу. Только учти, что кофе у меня получился чересчур крепким и горячим.
– Вот и слава Богу! Да продлит Он твои годы! Именно такой кофе мне сейчас и нужен, чтобы взбодриться. Ведь Сюзанна не дала мне сомкнуть глаз до самого утра.
– Только не жди от меня сочувствия, – пробурчал Таггарт. – Я тоже скверно спал, но в отличие от тебя не получил за бессонницу никакой приятной компенсации.
– Не унывай, старина! Считай, что ты закалял свой дух! – с ухмылкой ответил Джейс, наполняя свою чашку до краев.
Таггарт окинул взглядом кухню и отметил, что обстановка в ней осталась в целом такой же, какой она запомнилась ему с детства: все те же деревянные разделочные доски, та же старая газовая плита, на которой он разогревал себе суп, придя из школы, те же застекленные полочки для посуды. Вот раковину и холодильник заменили на новые. Увы, рядом с ними стояли прежние табуретки и круглый стол, усевшись за которым братья готовили по вечерам домашние задания, втайне лелея надежду, что завтра их не вызовут к доске.
Кое-кто из одноклассников панически боялся вызова в директорский кабинет. Но только не сыновья судьи Моргана – для них это было всего лишь прогулкой по длинному школьному коридору, не идущей ни в какое сравнение с тем ужасом, который вселялся в них, пока они делали несколько шагов, отделявших кухню от кабинета.
– Как я вижу, – промолвил Таггарт, с любопытством наблюдая, как Джейс кладет в чашку шестой кусочек рафинада, – у вас с Сюзанной все довольно серьезно. Поздравляю!
– Понимаешь, это у нас уже давно, – задумчиво размешивая сахар, произнес Джейс. – Хотя об этом мы и сами до недавнего времени не подозревали. Это трудно объяснить словами... Со стороны может показаться, что мы с ней познакомились недавно, вернее, сблизились только в последнее время, после ее возвращения домой. В действительности же все обстоит не совсем так. Мы были влюблены друг в друга еще в школе. Но потом на какой-то период расстались. За это время мы оба многому научились, стали смотреть на наши взаимоотношения иначе. Короче говоря, мы проверили их на прочность и не находим нужным и дальше откладывать то, для чего мы оба давно созрели. Ведь жизнь так коротка! Зачем же попусту терять время и лишать себя удовольствия?
Ожидавший услышать от своего брата нечто другое, Таггарт осторожно спросил:
– А планы о своем совместном будущем вы еще не строили?
– Ты подразумеваешь брак? – Джейс ухмыльнулся. – А вот с этим-то как раз мы решили не спешить. Однако нам хотелось бы для начала пожить в одной квартире. Городской, разумеется. Так сказать, испытать все прелести совместного проживания на практике. – Он расхохотался.
Лицо Таггарта стало суровым. Он вперил в своего младшего брата укоризненный взгляд и покачал головой:
– Ты, похоже, забыл, что являешься членом достойной семьи Морган и сыном недавно усопшего городского судьи. Что подумают горожане? Что станут болтать злые языки? Или тебе наплевать на свою репутацию? Да наш отец перевернется в гробу, проведав о твоем позоре. Ты не боишься, что он покарает тебя с того света?
– Ах, Таггарт, прекрати меня воспитывать! – отмахнулся Джейс. – Я по горло сыт и папашиными лекциями. Мне опостылело быть пай-мальчиком. И потом, я довольно-таки долго отсутствовал в этом городе, так что вряд ли моим поведением кто-либо заинтересуется, тем более после кончины нашего отца. Впрочем, возможно, в твоих словах и есть толика истины: нравы в этом захолустье почти не изменились.
– Ничего удивительного в этом нет, – пожав плечами, добавил Таггарт. – Кому захочется лишний раз соваться в местечко под названием Рогз-Холлоу? Но поговорим серьезно. Как отнесется к идее вашего совместного внебрачного проживания мать Сюзанны? Сомневаюсь, что она одобрит эту затею.
– Разумеется, Фрэнсис торопит нас со свадьбой, но искренне рада, что мы вместе. Ведь она так романтична! Уверен, что мы не разочаруем ее и в конце концов поженимся. Но только не теперь. Не исключаю, что кое-кому из здешних ханжей наше с Сюзанной поведение не понравится, но с работы меня из-за этого точно не выгонят, здесь не хватает преподавателей. – Он отхлебнул из чашки, взглянул на Таггарта, усмехнулся и добавил: – Уж если они терпят Остина, который спокойно не пропустит мимо себя ни одну юбку, то уж из-за меня скандала точно не возникнет. Но вот если по городу поползут слухи, что ты закрутил с кем-то тайный роман, тогда поднимется настоящий переполох. Можешь мне поверить, если сплетни подтвердятся, это станет сенсацией! О тебе напишут во всех газетах. Вот будет потеха!
Он расхохотался и едва не расплескал горячий кофе себе на колени.
Таггарт помрачнел еще сильнее, сделал глоток и решил, что обижаться на колкость брата ему не стоит. Ведь он и в самом деле еще ни разу всерьез не влюблялся, хотя начал встречаться с девушками, еще учась в колледже. Свои любовные интрижки он тщательно скрывал и за многие годы снискал репутацию убежденного холостяка-отшельника. По сравнению со своими братьями он казался белой вороной, анахоретом, чурающимся представительниц прекрасного пола. А может быть, и того хуже...
Прослывший сорвиголовой еще в юности, Остин притягивал к себе легкомысленных девиц словно магнит. Наделенный даром легко убалтывать смазливых простушек, Берк мог за минуту уговорить любую из них снять с себя трусики. Снискавший репутацию вундеркинда, пай-мальчика и отличника, Джейс пользовался благосклонностью дочерей влиятельных персон местного высшего света. Ни одним из этих дарований Таггарт-младший не обладал, однако это его не огорчало и не мешало ему тоже иногда срывать лепестки удовольствия.
Их мама скончалась, когда ему шел восьмой год. Он понял, что отныне жить им с братьями станет очень трудно, и, как показало время, не ошибся. Запомнив маму болезненной, замкнутой и робкой женщиной, он даже не мог ее представить здоровой, бодрой и веселой. Братья тихо плакали украдкой на похоронах, пряча слезы от своего чопорного и строгого отца, запретившего им выказывать свои чувства на людях. Сам же Таггарт-старший хранил во время траурной церемонии гордое молчание, а если и позволил себе всплакнуть, то лишь уединившись потом в своем кабинете. Утешать и успокаивать малышей пришлось Таггарту-младшему, но он оказался совершенно не готов взвалить бремя их воспитания на свои хрупкие детские плечи.
Как ни тяжело ему жилось в ту пору, он никому не жаловался на свою нелегкую долю. Для посторонних его внутренний мир был наглухо закрыт. А вне дома мальчик держался подчеркнуто независимо и отстраненно, чтобы никто из его сверстников не догадался, что он устроен так же, как и они. Либо, не дай Бог, заподозрил, что в образцовой семье судьи Моргана дела обстоят далеко не так радужно и безупречно, как это кажется со стороны. Еще сложнее было подлаживаться под настроение своего отца и оправдывать его ожидания, которые он возлагал на своего первенца: слишком велик был соблазн поддаться растлевающему влиянию внешнего мира и пойти по жизни своим путем.
– А ведь ты, пожалуй, прав! – сказал наконец он, внезапно повеселев. – Я привык жить отшельником и слегка одичал. А скажи-ка мне, братец, как, по-твоему, повел бы себя наш усопший папочка, если бы он узнал, что вы с Сюзанной намереваетесь вступить в гражданский брак? Сомневаюсь, что он погладил бы тебя за это по головке и благословил на разврат.
От этой едкой шутки Джейс побледнел, словно мертвец, и поперхнулся горячим кофе. С ним всегда случалось легкое нервное расстройство, когда кто-то вспоминал при нем его отца. Прокашлявшись и переведя дух, он сказал:
– Слава Всевышнему, сия горькая чаша меня минует. Будь наш отец жив, я бы даже в мыслях не позволил себе такую вольность. И вообще, вряд ли бы я вернулся в родной дом.
– Как я тебя понимаю! – сочувственно промолвил Таггарт-младший, пользуясь редкой возможностью пооткровенничать с братом. На людях все они благоговели перед памятью покойного отца и с искренней печалью в глазах принимали соболезнования.
Задумавшись каждый о своем, братья надолго умолкли. В наступившей тишине стало слышно, как беснуется за окнами пурга, покрывая белым саваном окрестности.
– Вообще-то у меня возникало такое желание, – глухо сказал Джейс. – Я устал путешествовать и, как всякий утомленный странник, хочу обрести свой кров и покой. Знаешь, Таггарт, а ведь я до сих пор так и не разобрался в своих чувствах к отцу. Я даже не пытался понять его по-настоящему, как взрослый человек...
Таггарт вздохнул и покачал головой, не зная, что на это ответить. Отношений с отцом ни один из его сыновей, покинувших отчий дом, не поддерживал, а Таггарт-старший не делал никаких попыток их наладить.
– Более того, – выпалил Джейс, – я не испытываю никаких угрызений совести в связи с этим, не чувствую себя виноватым. А ты?
Таггарт лишь развел руками: дескать, сам понимаешь! Они снова стали молча пить кофе, потом Джейс сказал:
– Фрэнсис говорит, что отец сильно изменился в последнее время... Что ты об этом думаешь?
– По-моему, каждый человек, предчувствующий свою скорую смерть, начинает переосмысливать прожитую жизнь, – бесцветным голосом произнес Таггарт.
– Да, конечно, – кивнув, согласился с ним брат. – Но только вот наш папаша, как мне всегда казалось, отругал бы не задумавшись даже саму смерть за то, что пришла за ним с косой раньше, чем он к этому подготовился.
Таггарт окинул его изучающим взглядом:
– Тебя действительно волнует, стал ли он под конец жизни несколько помягче?
– Нет, – признался Джейс. – Мне просто любопытно. Я пытался представить себе нашего отца сломленным, но у меня из этого ничего не вышло. Вот ведь какая ерунда! – Он криво усмехнулся.
Засидевшись накануне в кабинете отца допоздна, Таггарт и сам размышлял об этом. Мать Сюзанны была не единственной, кто говорил о переменах, случившихся с судьей Морганом. Мик однажды тоже вскользь коснулся этой темы, и Таггарт догадался, что старику очень хочется, а возможно, даже необходимо обсудить ее со старшим сыном своего покойного друга. Но Таггарт был настолько ошарашен главной новостью, принесенной Миком, что не нашел в себе душевных сил для честного разговора. Ведь изменился ли Таггарт-старший перед своим уходом в иной мир или нет, он так и не удосужился первым протянуть руку своим родственникам напоследок. Значит, было бессмысленно пытаться понять подоплеку его странных поступков, горький осадок в душе все равно от этого не исчез бы. Мик, очевидно, догадался, что разговор у них не получится, и вскоре убрался восвояси. А Таггарт так и не решился открыть вишневую шкатулку.
– Сдается мне, что метаморфоза начала происходить с нашим отцом гораздо раньше, чем он узнал свой страшный диагноз, – внезапно произнес Джейс. – По-моему, это случилось года за три до смертельного приговора, вынесенного ему врачами. Но как узнать это точно? Если уж этого не знает даже мать Сюзанны, значит, этого вообще никто не знает. – Он горестно покачал головой.
Таггарт вздрогнул, сообразив, что именно несколько лет назад отец, судя по документам, и приобрел замок в Шотландии. Вряд ли можно было счесть это простым совпадением! Следовало обязательно найти ответ на эту загадку! В конце концов, он посвятил раскрытию тайн прошлого всю свою жизнь. Составлять из кусочков цельную картину быта давно умерших людей было его профессией. Складывая изо дня в день уникальную мозаику событий, канувших в Лету, он пытался понять философию их участников, мотивы их поступков, их вкусы и склонности, причину их смерти и оставленное ими наследие. В том, что решать подобные головоломки стало его внутренней потребностью, он уже давно перестал сомневаться, – чтобы убедиться в этом, ему не требовались фундаментальные познания в психологии. Но теперь он вдруг заколебался.
В данном случае вся закавыка заключалась в том, что требовалось решить проблему глубоко личного, а не общечеловеческого свойства. Он с раннего детства страдал от отсутствия взаимопонимания с отцом, далеко не приятным человеком. Но принимал это как данность и не пытался докопаться до корней такой ситуации. Оставив судить отца Всевышнему, Таггарт радовался тому, что сумел найти свое место в жизни, хорошо исполнял свою миссию и получал от этого удовольствие. Бытие же своих далеких предков, а тем более прошлое своего отца его никогда не волновало, хотя одно время он и увлекался общей историей кельтов. Не лежало у Таггарта сердце раскрывать сокровенные тайны своего папаши и теперь.
– У меня есть для тебя и Сюзанны любопытное предложение, – сказал он, желая как-то выбраться из тупика. – Думаю, оно вас заинтересует.
Ни один мускул не дрогнул на лице младшего брата. Он молча откинулся на спинку стула и с деланным равнодушием спросил:
– Так ты об этом хотел поговорить со мной минувшей ночью?
Таггарт кивнул и продолжал:
– Я тут пролистал бумаги, касающиеся нашего семейного имения, и мне в голову пришла интересная мысль. – Он подался вперед и, облокотившись на стол, сжал чашку с кофе обеими ладонями. – Насколько мне известно, ты сейчас тренируешь баскетбольную команду старшеклассников местной школы?
– И как раз сегодня у меня состоится ответственная встреча с администрацией, на которой вопрос о моем назначении тренером будет окончательно решен.
– Не беспокойся, это всего лишь формальность. Они рады, что заполучили такого тренера, как ты! Твои блестящие достижения в спорте и в учебе стали легендой этого города. Считай, что этот вопрос уже решен.
– Допустим, продолжай!
– Сюзанна тоже организует вместе с матерью свое дело в этом городе. Вас обоих ждут великие свершения, ребята!
Таггарт сделал паузу, чтобы перевести дух и, собравшись с мыслями, наверняка заинтересовать брата своим предложением. Только теперь он заметил, что сильно взволнован, и сообразил, что судьба родного дома и в особенности его история ему вовсе не безразличны, хотя сам он и не склонен связывать свое будущее с Рогз-Холлоу.
– Короче говоря, – перешел он к сути дела, – в силу не зависящих от меня обстоятельств я стал владельцем огромного старинного особняка, жить в котором не собираюсь. Что ты на это скажешь? – Он потер чашку большими пальцами, словно бы пытаясь стереть осевший на ней налет сентиментальности, мешающий ему держаться в рамках практичности.
Когда Джейс понял, к чему он клонит, у него полезли на лоб глаза.
– Уж не предлагаешь ли ты нам с Сюзанной поселиться здесь? – Он тяжело вздохнул и наклонился к столу. – Даже не знаю, что тебе на это ответить, старина! – Он обвел помещение задумчивым взглядом. – Я с трудом вынес две недели, когда был здесь в последний раз.
– Видишь ли, дело в том, что я не хочу продавать этот дом, – перебил его Таггарт, торопясь лучше выразить свою мысль. – Ведь в нем прошла жизнь нескольких поколений наших предков. Которым, между прочим, удалось прибрать к рукам почти треть всей недвижимости долины. И мы, их потомки, должны с этим считаться.
– Ты предлагаешь мне продолжить разбойничьи традиции наших пращуров? – с ухмылкой спросил Джейс.
– А почему бы и нет? – в тон ему пошутил Таггарт. – Но если говорить серьезно, то я считаю необходимым продлить историю нашего рода. Как тебе известно, большую часть своего времени я провожу на раскопках. Но кто-то же должен и присматривать за хозяйством, не так ли? Впрочем, я не слишком дорожу именно этим зданием, ты можешь снести его и построить для вас с Сюзанной новый дом. Обсудите это и примите совместное решение.
– Честно говоря, мне бы не хотелось ломать дом, – помолчав, ответил Джейс. – Ведь он – неотъемлемая составляющая семейной истории, в нем прошла значительная часть моей жизни.
– Ты ведь не случайно вернулся сюда, – подхватил его мысль Таггарт. – Ведь из всех нас лишь ты один хотел осесть в этом доме, несмотря на то что с ним связаны не одни приятные ассоциации.
– Так или иначе, я не допущу, чтобы в этом доме уничтожили память о нашем отце, – резко сказал Джейс. – Равно как не позволю затушевать его роль в развитии города. Каким бы этот человек ни был, его здесь не забудут.
– Не стану с тобой спорить, – сказал Таггарт. – Но надеюсь, что следующее поколение Морганов из Рогз-Холлоу станет брать пример с тебя.
– А как же ты? Каковы твои планы на будущее?
– Откуда же мне знать? Единственное, что я могу сказать наверняка, – это то, что я не стану расточителем богатства, скопленного за три столетия нашими предками. Ведь нередко им приходилось расплачиваться за него своей кровью... – Он тяжело вздохнул, отодвинулся от стола вместе с табуретом и добавил: – Я бы мог сдать имение в аренду, как это сделали Синклеры, но не хочу мелочиться. Впрочем, по-моему, было бы еще хуже бросить наш дом без присмотра и забыть о нем. Это равноценно позорной капитуляции перед нашими неприятными воспоминаниями, связанными с ним. Своеобразному признанию нашего поражения перед этим гниющим вместилищем зла, выдаче ему индульгенции на дальнейшее растление всего живого, что еще в нем осталось. Так не лучше ли его сломать?
Джейс пристально посмотрел на него и расхохотался:
– Ну и юмор у тебя, однако! Хватить нагонять на меня ужас! Оставь свои мрачные шутки для пикников со своими коллегами. Предлагай им засыпать уже начатые раскопки, чтобы предотвратить распространение по всему миру пагубного тлена.
Он залпом допил свой остывший кофе, встал, сполоснул в раковине чашку и поставил ее сушиться на полочку. Проделав все это, он, однако, не обернулся, а продолжал еще с минуту стоять к брату спиной, о чем-то напряженно размышляя, прежде чем глухо сказал:
– Надо обсудить все это с Сюзанной. На свежую голову.
К своему удивлению, после такого ответа Таггарт ощутил облегчение. Интересно, подумалось ему, почему брат так разволновался?
– Вот и чудесно! – воскликнул он, пытаясь сохранить внешнюю невозмутимость. – Вероятно, нам придется составить и подписать кое-какие документы. Поговори с юристом. Обладание собственностью позволит тебе взять займ в банке, если это потребуется. Деньги понадобятся и тебе самому на текущие расходы, и Сюзанне для ее бизнеса. И советую тебе все-таки перестроить этот дом от основания и до самой крыши. Ручаюсь, что к тому времени, когда вы будете спорить о ковровых дорожках и обоях, вы уже решите, насколько серьезны ваши намерения создать семью.
– Любопытные рассуждения, – пробормотал Джейс. – Но я настаиваю на том, чтобы собственниками имения стали все четверо сыновей Таггарта-старшего. Ведь это наше общее наследие, а не только твое или мое. – Он пристально посмотрел на старшего брата.
– Договорились! – воскликнул тот, протягивая ему руку. – Надеюсь, что Берк и Остин согласятся поставить под договором свои подписи. Но нам с тобой придется за ними побегать...
– Уверен, что в Милане есть факсовые аппараты, – с улыбкой заметил Джейс. – А вот разыскать Берка будет труднее. Что ж, пожалуй, мне пора сообщить эту новость Сюзанне. – Он обошел вокруг стола. – Думаю, что она обрадуется. Сюзанна тоже часть местной истории и хочет связать свое будущее с этим городом. И пожалуй, здесь действительно не помешает сделать капитальный ремонт, обновить наше родовое гнездо. – Он снова обвел взглядом помещение, на этот раз с видимым интересом, как бы прикидывая, какое новшество внести в интерьер.
С удовлетворением отметив, что его повзрослевший младший брат способен стать здесь хорошим хозяином, Таггарт заключил Джейса в братские объятия и сказал, похлопывая его ладонью по спине:
– Благодарю, старина! Уверен, что у вас все чудесно получится. – Ему хотелось бы сказать брату много больше, но от волнения слова застряли у него в горле.
– Не надо благодарить меня заранее, можно сглазить, – пошутил Джейс и тоже похлопал его по спине. – Не сомневайся, все будет нормально. Мы с Сюзанной тебя не подведем.
С этими словами Джейс вышел в коридор, ощущая неловкость от затянувшегося обмена сентиментальными банальностями.
– Почему бы тебе не захватить для нее чашку кофе? – крикнул ему вдогонку Таггарт.
– Я знаю другой способ склонить ее к одобрению нашей идеи! – обернувшись, крикнул ему на ходу Джейс. – Гораздо более эффективный.
– Ты дикарь! – с деланным ужасом воскликнул Таггарт.
– Сам ты язычник! – парировал младший брат.
Со своей внешностью спортсмена, аккуратный и коротко подстриженный, Джейс в действительности совершенно не походил на дикаря, которых, кстати, Таггарт повидал на своем веку немало. А вот сам он вполне мог сойти за язычника с острова Новая Гвинея благодаря своему диковатому виду. Голову его венчала копна курчавых волос, лицо от постоянного загара потемнело, как у папуаса, на шее болтались на нити зубы и кости, найденные на раскопках, все тело было покрыто причудливой татуировкой. В общем, на примерного парня из округа Маршалл, где долгие годы его отец работал судьей, он не походил. Зато вполне вписывался в портретную галерею разбойников – основоположников Рогз-Холлоу и потомков свирепых друидов и кельтов. Такая взрывоопасная смесь генов в его крови давала ему полное право считать себя аборигеном, живым воплощением бунтарского духа его своенравных шотландских предков, вытравить который из своих сыновей Морган-старший так и не сумел. И теперь, пронзительно отчетливо осознав это, Таггарт преисполнился бодростью и гордостью. Теперь он был уверен, что их родовое гнездо находится в надежных руках. И мог с легким сердцем заняться изучением таинственной стороны прошлого своего отца.
Проводив задумчивым взглядом брата, поднимающегося по лестнице, он встал и направился в кабинет, где ожидал его резной ларец вишневого дерева.
Глава 3
Войдя в кабинет, он подошел к письменному столу и без колебаний повернул ключ, торчащий в замочке ларца. В этот момент, перевернувший всю его дальнейшую жизнь, он был суров и сосредоточен как никогда, понимая в полной мере всю ответственность за свой поступок перед памятью отца и всеми Морганами. Какими бы пугающими ни оказались открывшиеся ему факты тайной жизни усопшего, он был обязан исполнить свою миссию до конца и не дрогнуть. Свойственное ему любопытство отступило на второй план в его сознании, вытесненное чувством долга. Таггарт осознавал, что все попытки проанализировать информацию, которая сейчас обрушится на него, подобно камнепаду, будут удручающе бесплодными, но не паниковал, чувствуя, что ему поможет провидение.
Он откинул крышку ларца и вынул из него открытку, лежавшую на кипе конвертов и прочих предметов, рассматривать которые он пока не стал. Взгляд его приковали к себе строки, написанные рукой отца. С первых же слов ему стало ясно, что они обращены к нему, и он напрягся.
«Ты говорил мне, что рожден для раскопок. Утверждал, что твое предначертание в раскрытии секретов минувшего, а не во внесении новшеств в окружающую действительность Хорошо, так тому и быть. Я даю тебе возможность стать первооткрывателем истин прошлого, имеющих к тебе самое непосредственное отношение, но пока остающихся для всех тайной за семью печатями. Но достанет ли тебе мужества решиться на это?»
Пальцы Таггарта-младшего непроизвольно стиснули открытку. Отец бросил ему вызов даже из могилы! Он остался верен себе, даже уйдя в мир иной! Этим он лишний раз напоминал ему, своему старшему сыну и наследнику, что дух Морганов бессмертен, потешаясь над его жалкими потугами забыть о своем сыновнем долге почитать отца и следовать его наставлениям.
Что же за сокровенную тайну неугомонный старик предлагает ему раскрыть? И почему отец предпочел хранить эти секреты до гробовой доски? Неужели у него не хватило мужества дать прямой ответ на все вопросы еще при жизни? Если так, то вправе ли он был иронизировать над своим старшим сыном?
В ярости скомкав открытку, Таггарт не глядя швырнул ее в мусорную корзину, не позаботившись удостовериться, что открытка не упала на пол. Ему уже не терпелось поскорее восстановить свое пошатнувшееся душевное спокойствие и сжечь в отместку отцу шкатулку вместе с ее содержимым – на этот поступок у него уж точно хватило бы мужества.
И как только папаше удалось взбесить его одной лишь своей фразой даже из загробного мира? Ведь, казалось бы, после стольких лет их разлуки, теперь уже ставшей вечной, ничто не могло омрачить ему, живому, настроение? Так нет же, старый упрямец подложил-таки ему свою очередную горькую пилюлю заранее, тщательно обдумав и подобрав слова своего последнего наставления. Да гори оно вместе с автором в дьявольском пламени!
Тем не менее пальцы сжали ларец еще крепче, как сжались и невидимые оковы на сердце Таггарта. В голову ему внезапно закралась удивительная мысль: а какую тайную цель преследовал его хитрый отец, кладя в ларец свою оскорбительную записку много лет назад? Он ведь отлично понимал, что, прочитав ее, сын скорее всего бросит шкатулку вместе со всем содержимым в огонь, даже не ознакомившись с другими письмами. Какой же был ему от этого прок?
Таггарт знал, что отец, обожавший учить своих сыновей уму-разуму при любом удобном случае, и на этот раз не преминул вложить в свою записку скрытую мораль. Но почему-то сейчас ему не верилось в то, что отец, предвидя реакцию своего непокорного старшего сына, хотел заставить его всю жизнь мучиться чувством вины за свой неразумный поступок. Ведь за многие годы, минувшие после их разрыва, старик должен был убедиться, что он и без его опеки чувствует себя прекрасно. Покидая с гордо вскинутой головой отцовский дом в юности, он и сейчас не ощущал себя в чем-либо виноватым. Поэтому и теперь, возмужав и став мудрее, Таггарт не собирался терзаться раскаянием.
– Любопытно, однако, зачем отец на склоне лет купил замок в Шотландии? Просто из сентиментального желания восстановить утраченную связь со своими корнями? Или же стремясь в последний раз похохотать до упаду над своим сыном, ошарашив его столь нелепой покупкой? Но так шутить мог только настоящий монстр!
Почувствовав, что в груди у него снова закипает ярость, Таггарт пощупал пальцами пачку конвертов с письмами, перевязанных ленточкой. Сомнения все еще продолжали его обуревать, соблазн оставить этот ящик Пандоры закрытым и подписать бумаги, подтверждающие его согласие на доверительное управление замка, был очень велик. И действительно, в этом случае он избавился бы сразу от массы проблем и смог бы с чистой совестью вернуться к своим любимым раскопкам. И замок остался бы в собственности семьи Морган, и никто из его обслуги не лишился бы заработка. Короче говоря, все остались бы довольны. С одной только оговоркой: задуманный папашей фарс, его своеобразная драма-моралите, так и не состоялся бы.
Движимый странным порывом, Таггарт-младший развязал шелковую ленту на пачке писем и стал их внимательно изучать. Конверты были сложены по порядку, сверху лежали те, что были отправлены из Шотландии недавно. Адреса получателя и отправителя были написаны таким корявым почерком, что больше походили на каракули. Еще сильнее озадачила Таггарта фамилия адресанта – Синклер. Доводилась ли Мойра дальней родственницей своему предку-разбойничку? Или же они однофамильцы? Мало ли в Шотландии Синклеров, Рамзи и Морганов? Судя по штемпелю, письмо было отправлено в минувшем октябре, то есть приблизительно три месяца назад, или за полтора месяца до смерти Таггарта-старшего.
Конверт был вскрыт, следовательно, в то время он еще был достаточно здоров, чтобы прочитать и осмыслить письмо. Раньше Таггарт гнал от себя мысли о неизлечимой болезни и последних днях своего отца, умирающего от рака.
Боялся представить его худое бледное лицо, изможденную фигуру, шаткую походку. Но теперь облик отца предстал перед ним настолько отчетливо, что у него задергался левый глаз и задрожали губы. Как жесток все-таки этот мир!
Таггарт отложил этот конверт в сторону и просмотрел остальные. Оказалось, что в пачке их около дюжины, а помимо этого, в шкатулке находилось еще столько же, если не больше. При более тщательном осмотре конвертов обнаружилось, что письма отправлялись регулярно с интервалом в месяц и первое из них было послано три года назад, то есть спустя два месяца после приобретения отцом замка. Странный почерк адресанта, похожий на детские каракули, породил в голове Таггарта новые вопросы: что связывало его родителя с человеком, пишущим как курица лапой? Не является ли им домоуправительница Мойра Синклер? Молода ли она или стара? Замужем или вдова? И самое любопытное, не была ли эта особа тайной пассией его папаши? Пожилые одинокие мужчины иногда становятся сентиментальны...
Таггарт взглянул на искусно сделанный ларец. Возможно, в нем и содержалось обьяснение мотива столь аккуратного хранения этих писем. Равно как и того, почему вообще он их сохранил. Как человек достаточно взрослый, Таггарт еще мог бы понять, почему отец предпочел оплакивать свою рано умершую молодую жену в одиночестве. Но не мог и не желал простить ему того, что он переложил на плечи других заботу о своих маленьких детях. Братьев на протяжении нескольких месяцев кормили, умывали и одевали члены семей Рамзи и Синклер, а иногда и забирали их к себе на ночь.
Тем не менее Таггарт никогда не подвергал сомнению преданность отца своей жене. После ее кончины он так и не женился снова и не обзаводился надолго любовницами. Хотя, с другой стороны, ему вполне могло быть просто выгодно рядиться в тогу скорбящего вдовца, создавать себе образ страдальца и мученика, импонирующий местной общественности. Впрочем, судить об этом Таггарт не мог, поскольку много лет отсутствовал в городе. Да и отец никогда о любви не откровенничал.
А собственно говоря, так уж ему важно знать, был ли влюблен его папаша в иностранку? Разумеется, нет! Ему вообще нет дела, как и с кем старик решал свои интимные проблемы. Зачем терзаться неразрешимыми загадками прошлого, когда настоящее ежедневно преподносит тебе сюрприз за сюрпризом? Только идиот станет гоняться за призраком, не удосужившись заглянуть за угол, где лежит настоящий клад.
Сделав такое умозаключение, Таггарт горько усмехнулся, смекнув, что оно совершенно не типично для чудака, с головой погрязшего в прошлом. Но предметом его научных интересов являлись по крайней мере вполне реальные образцы поделок древних умельцев, а не постоянно ускользающие миражи.
Он пощупал пальцами конверты, намереваясь отложить их в сторону, чтобы в первую очередь осмотреть другие вещицы, лежащие в шкатулке. Но поймал себя на том, что сам себе морочит голову. Любопытство его разыгралось уже не на шутку и требовало немедленного удовлетворения. Так почему и не пробежать хотя бы одно письмецо? Возможно, и парочку посланий таинственной шотландки его отцу? Ведь из них можно узнать что-то интересное о жизни этой незнакомки, все еще живой и благоденствующей в огромном старинном замке. А что, если она страдает, потеряв в лице Таггарта-старшего не только работодателя, но и возлюбленного? Может быть, она даже не подозревает, что ее судьба теперь в руках наследника усопшего? С момента его смерти прошло несколько месяцев, и не исключено, что женщина терпит нужду, лишившись своего ежемесячного вознаграждения? Как, однако, это характерно для его жестокосердного родителя – подкидывать наивным близким неприятные сюрпризы! Он не смог отказать себе в удовольствии сделать доверчивой женщине прощальную пакость, уже сойдя в могилу! Чтоб ему вечно корчиться за это у чертей на сковороде! Господи, прости!
Дав себе слово впредь даже в мыслях не обижать покойного родителя, Таггарт решил, что глупо отказываться от груды денег, которые могли бы пригодиться Джейсу и Сюзанне, собирающимся в ближайшем будущем обзавестись, очевидно, не только собственным хозяйством, но и потомством. В связи с этим представлялось целесообразным внимательно, а не бегло прочитать все письма, составить себе целостную картину ситуации с Баллантре и лишь после этого подписать документы. Шкатулку же либо отправить Мойре Синклер, если окажется, что она того заслуживает, либо передать ее Джейсу, либо уничтожить.
Он вновь сосредоточился на письмах и обнаружил различие в надписях на конвертах: если поначалу отправитель обращался к получателю как к своему деловому партнеру – мистеру Таггарту Дж. Моргану-старшему, то позднее перешел на лаконичное обращение по имени и фамилии – Таггарту Моргану. В левом верхнем углу значилось только короткое «М. Синклер». Однако в последних письмах шотландка стала писать свое имя полностью. Интересно, подумал Таггарт, чем это обусловлено? И знала ли Мойра, что его отец умирает от рака? Не боялась ли она, что ее письмо прочтет вместо него кто-то другой?
Таггарт взял в руки пачку самых старых писем, откинулся на спинку кресла и поморщился от противного скрипа кожи, ненавистного ему с детства. Как бы в знак протеста он положил ноги на стол, скрестив их в лодыжках, и перевернул стопку конвертов так, что сверху оказалось письмо, отправленное Мойрой первым.
Затем он открыл конверт и вынул из него несколько сложенных листков, испещренных тем же корявым почерком, которым был написан адрес. Не обращая внимания на участившийся стук сердца в груди, Таггарт разгладил листы бумаги, глубоко вздохнул и пробормотал:
– Теперь уже ничего не поделаешь! Придется читать.
По спине его побежали мурашки: к знакомому и привычному трепету, всегда охватывающему его в предвкушении какого-то открытия, примешался страх. И на этот раз он был вынужден в этом себе признаться.
С того момента, когда Таггарт погрузился в изучение писем из Шотландии, он утратил чувство времени. Как не заметил он и того, что Джейс и Сюзанна ушли из дома. История, написанная корявым почерком, поглотила его целиком, хотя она и содержала только половину правды, ту, что знала женщина по имени Мойра.
Обладавшая живым умом и не стеснявшаяся подтрунивать над собой, домоуправительница перемежала свои нескромные признания с искренними и порой трогательными словами благодарности человеку, коренным образом изменившему ее жизнь, хотя они с ним и были знакомы только заочно, по переписке. После прочтения всех ее писем Таггарт почувствовал, что определенно уже знает ее и без колебаний выделит среди окружающих, если их пути пересекутся.
Но при всем при том все мучившие его вопросы так и остались без ответа. Он по-прежнему не знал ни возраста, ни семейного положения, ни действительного статуса Мойры, как не составил он себе представления и о ее внешности. Он лишь предположил, что заботился о ней в детстве ее дядя, конечно, если только она не была однофамилицей тех самых Синклеров. Очевидным представлялось ему и то, что она проживает в замке в настоящее время, будучи к нему искренне привязана, как и любой человек, родившийся и выросший в каком-то определенном месте, с которым исторически связана его семья. Но выполняла ли она поручения его отца за плату либо из иных соображений, Таггарт-младший точно не знал. Равно как он все еще недоумевал, что заставило отца стать владельцем поместья Баллантре.
Несомненно, письмам сугубо личным предшествовала более сдержанная деловая переписка. Таггарт просмотрел досье документов, сложенных в отдельные папки, но нашел там только отчеты о ремонтных работах и контракты, вдаваться в детали которых не стал.
Одно только не вызывало у него сомнения – то, что Мойра вполне довольна договоренностью, имеющейся у нее с Таггартом-старшим, и считает его своим благодетелем. Это следовало из многих ее писем, в которых она постоянно подчеркивала, что жизнь обитателей Баллантре стала значительно приятнее и легче исключительно благодаря его благодеяниям.
Тем не менее она вовсе не раболепствовала перед ним, выказывая ему свое уважение и признательность. Лишены были ее письма и флера сентиментальности, скорее, их следовало бы охарактеризовать как дружественные. И по мере того как дружба между корреспондентами росла и крепла, тон их становился все более откровенным. Порой Мойра даже позволяла себе грубовато шутить и задиристо иронизировать, поддавшись соблазну опробовать свой сочинительский талант.
В определенной мере ее писательский зуд объяснялся и фактором значительной удаленности адресата. Ведь вряд ли бы она дерзнула быть настолько откровенной с ним, если бы они разговаривали с глазу на глаз. Да и сам Таггарт-старший тоже, видимо, давал ей повод особо не стесняться в выражениях, очевидно, не высказывая в своих ответах никакого недовольства в связи с ее фамильярностью и амикошонством. Иначе их переписка вряд ли бы стала регулярной и продолжительной.
Таггарт не смог сдержать улыбку, подумав, что обескуражить даму, подобную Мойре Синклер, невозможно. Впрочем, поправил он себя, судить о ее характере только по стопке писем вряд ли разумно. Тем не менее в глубине его души зародилось ощущение, что он познал ее натуру достаточно хорошо. И с каждой новой прочитанной строчкой это чувство крепло, как и желание лично познакомиться с этой неординарной женщиной. Вот, оказывается, до чего способно довести мужчину чрезмерное любопытство, с усмешкой отметил он. Казавшееся поначалу только прихотью, оно постепенно распалилось и переросло в стремление непременно увидеть ее лицо, заглянуть ей в глаза и постичь ее подлинные намерения.
Да и осмотреть самому замок Баллантре ему бы тоже не помешало, хотя бы для того, чтобы составить более полное представление о том роковом месте, откуда когда-то в страхе перед виселицей бежали Тиг Морган и его сотоварищи по воровскому промыслу, лелеявшие надежду найти спасение и лучшую жизнь в заморских территориях.
Следовало признать, что его шотландские корни все настойчивее напоминали ему о себе и что удовлетворить свой естественный интерес к собственной генеалогии невозможно, лишь бегло прочитав стопку писем незнакомки, адресованных его отцу, какими бы красочными и подробными ни были ее описания родины его предков.
Несомненно, ему требовалось увидеть все своими глазами, проникнуться атмосферой старинного поместья, почувствовать его непередаваемый колорит, насладиться красотой этого сурового и прекрасного края, где когда-то разбойничал его легендарный пращур.
Обуславливалось ли такое желание его любопытством к тайным сторонам жизни его отца? Таггарт был склонен это отрицать. Ему было не столь уж и важно узнать, что чувствовал его предок, переписываясь с Мойрой Синклер или покупая это поместье, и какую цель он при этом преследовал.
Было время, когда Таггарт, не согласный с проповедью отца о необходимости избавиться от их общего позорного прошлого и заново начать историю их семьи, надеялся доказать ему, что нельзя забывать или искажать историю своих предков, нужно сохранить ее в целости для потомков. Однако стоило лишь ему углубиться в исследование жизни своих шотландских родственников, как энтузиазма у него резко поубавилось. А со временем он совершенно остыл, вытесненный пониманием, что переубедить отца ему не удастся и целесообразнее направить свою энергию в иное русло, например, посвятить изучению древней культуры, столь далекой от опостылевшей ему действительности.
Но теперь ситуация коренным образом изменилась: со смертью деспота отца он обрел свободу действий в сфере изучения своей родословной. Но оказалось, что сделать первый шаг в этом направлении далеко не просто. Терзаемый сомнениями, Таггарт, однако, был уверен в одном – в том, что будет действовать исключительно в собственных интересах, руководствуясь обретенным опытом и своими жизненными ориентирами. Взгляд его случайно упал на предсмертную записку отца, которую он скомкал и швырнул не глядя в мусорную корзину. Насмешливый вопрос Таггарта-старшего, обращенный к нему, своему сыну, вновь прозвучал с поразительной отчетливостью, требуя немедленного ответа.
Таггарт выплеснул из бутылки в бокал остатки виски, залпом осушил его и, крякнув, произнес:
– Будь я проклят, если струшу! У меня даже больше мужества, чем когда-либо было у тебя самого, папочка!
Он аккуратно сложил в ларец все письма, закрыл его на ключ и, взяв под мышку, покинул кабинет с тем же решительным видом взбунтовавшегося подростка, с которым уже выходил из отчего дома много лет назад.
На другое утро, заказывая по телефону авиабилет на рейс до Глазго, Таггарт уже не вспоминал ни об отце, ни о насмешливом вызове, который он бросил ему с того света. Мыслями его овладели замок Баллантре и Мойра Синклер. Ему не терпелось услышать ее голос и сравнить его с тем, который волшебным образом прозвучал в его голове, когда он изучал ее поразительно красочные и познавательные письма.
За ночь буран стих, и яркое солнце, воцарившееся на лазурном небосводе, сулило путешественникам отличную погоду.
Глава 4
– Проклятый ублюдок! – Мойра выронила из рук влажное банное полотенце, которое она подняла с пола возле двери, и запустила в негодника первым попавшимся ей под руку твердым предметом. Серебристый мобильник пулей полетел в цель – обнаженный зад ее неверного дружка, занимавшегося сексом с какой-то незнакомкой на кровати, принадлежавшей Мойре.
– Ой, погоди же! Мне больно! Позволь мне все тебе объяснить! – истошно завопил Джори Мактавиш, застигнутый на месте преступления врасплох.
Мойра выхватила из сумочки связку ключей и швырнула ее в ту же мишень, давно и хорошо ей знакомую. Как, впрочем, и та смежная часть его организма, не менее натренированная и упругая, которая застряла в интимном местечке брюнетки, стоявшей на четвереньках спиной к нему.

Читать книгу дальше: Кауфман Донна - Men of Rogues Hollow - 3. Попробуй догони