Брэдли Мэрион Зиммер - Смерть среди звезд - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Блайтон Энид

Великолепная пятерка -. Тайна подводной пещеры


 

Здесь выложена электронная книга Великолепная пятерка -. Тайна подводной пещеры автора, которого зовут Блайтон Энид. В библиотеке rus-voice.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Блайтон Энид - Великолепная пятерка -. Тайна подводной пещеры.

Размер файла: 130.23 KB

Скачать бесплатно книгу: Блайтон Энид - Великолепная пятерка -. Тайна подводной пещеры



Великолепная пятерка -

Энид Блайтон
Тайна подводной пещеры.
ДВОЕ ГОСТЕЙ И ОБЕЗЬЯНА
– Фанни! – кричал мистер Киррин, взлетая вверх по лестнице с письмом в руке. – Фанни! Где ты?
– Тут я! Помогаю Джоанне прибираться! – отозвалась из спальни его жена. – Не кричи так! Ты же знаешь, я не глухая. Ну что там случилось?
– Я получил письмо от старого друга, профессора Хейлинга, – взволнованно сообщил мистер Киррин. – Помнишь его?
– Ты имеешь в виду человека, который был у нас несколько лет тому назад и все время забывал прийти поесть? – уточнила миссис Киррин, стряхивая щелчком пару пылинок с костюма мужа.
– Фанни, не надо меня выбивать! – рассерженно взмолился тот. – Можно подумать, я весь в пыли. Слушай, он пробудет здесь восемь дней и приедет сегодня, а не на следующей неделе, как предполагал вначале.
Миссис Киррин ошеломленно уставилась на мужа.
– Но это же невозможно! – наконец воскликнула она. – Сегодня вернется Джордж и привезет погостить кузину и двух кузенов. И тебе это прекрасно известно!
– Ох, совсем забыл, – признался мистер Киррин. – Позвони Джордж и скажи, чтобы не приезжала, пока здесь профессор Хейлинг. Мне нужен абсолютный покой, ведь речь идет о новом изобретении. Не смотри так, моя дорогая, дело может оказаться очень, очень важным.
– А для детей очень важно, чтобы не нарушались их планы, – решительно заявила миссис Киррин. – В конце концов Джордж только потому и поехала к Дику, Джулиану и Энн, чтобы не мешать тебе писать разные срочные доклады. И ты знал, что сегодня она собиралась вернуться. Нет, Квентин, придется тебе позвонить профессору и попросить его не приезжать сегодня.
– Хорошо, дорогая, хорошо, – уступил мистер Киррин. – Но он не придет в восторг, отнюдь не придет. – Скрепя сердце, он направился в кабинет звонить другу. Миссис Киррин быстренько поднялась наверх, чтобы подготовить комнаты для ребят.
– Энн может, как обычно, спать у Джордж, – советовалась она с Джоанной, женщиной, помогавшей им по хозяйству, – а мальчики – в комнате для гостей.
– Я жду не дождусь всех пятерых, – отозвалась Джоанна, передвигая по полу щетку пылесоса. – Мне их так не хватает. Если бы они видели печенье, которое я вчера напекла! Две большие коробки, полные доверху!
– Вы слишком балуете детей, – улыбнулась миссис Киррин. – Неудивительно, что они так к вам привязались. Скоро мы… ну вот, опять меня муж зовет. Да, да, иду, иду!
Она сбежала вниз по лестнице и вошла в кабинет. Все еще держа в руке телефонную трубку, мистер Киррин встретил ее вопросом:
– Что мне делать? Профессор Хейлинг уже выехал. Я не смогу его задержать. И он привезет с собой сына.
– Сына?! Еще и это! – застонала миссис Киррин. – Мы не сможем разместить их обоих да еще четырех детей, Квентин. Ты должен признать это.
– Позвони Джордж и скажи, чтобы приехала на неделю позже! – последовал нетерпеливый ответ. – Совершенно не нужно, чтобы они приезжали все вместе!
– Но, Квентин, ты же знаешь, что ее дядя и тетя сегодня уезжают и запирают дом, – с упреком напомнила миссис Киррин. – Ах ты, Господи! Веселенькое дельце! Ну ладно, попробую позвонить Джордж.
И миссис Киррин пошла звонить. Она долго с беспокойством ожидала соединения; наконец в трубке послышался чей-то голос:
– Алло, кто говорит?
– Это миссис Киррин из Киррин-коттеджа. Могу я поговорить с Джордж?
– Очень сожалею, но все пятеро уже уехали. Дом пустой. Я живу по соседству и заглянула, чтобы проверить, все ли в порядке. Что-нибудь случилось?
– Нет, большое спасибо. Ничего страшного, – пробормотала миссис Киррин и со вздохом положила трубку.
Что же делать? Профессор Хейлинг с сыном были на пути к Киррин-коттеджу – и пятеро друзей тоже. И никого уже нельзя было остановить! Вот так сюрприз!
– Квентин, – начала она, входя в кабинет, где ее муж связывал стопки бумаг. – Слышишь, Квентин, Джордж и все остальные тоже уже выехали. Как я смогу всех разместить? Похоже, кому-то придется спать в собачьей будке, и мне очень хочется постелить тебе в подвале с углем.
– Я занят, – донеслось неразборчивое бормотание от письменного стола. Мистер Киррин почти не слушал. – Мне надо привести в порядок все бумаги, пока не приехал профессор Хейлинг. Кстати, скажи, пожалуйста, детям, чтобы они поменьше возились дома в присутствии профессора. Он довольно раздражителен и…
– Квентин, раздражительной потихоньку становлюсь я! – перебила его жена. – А если… – Она вдруг осеклась и изумленно уставилась в окно. – Посмотри! Что это там такое?
Ее муж повернулся… и не поверил своим глазам!
– Это похоже на обезьяну! – удивленно изрек он. – Она-то здесь откуда?
– Миссис Киррин! У дома стоит машина! – крикнула сверху Джоанна. – Я думаю, это гости вашего мужа – мужчина и мальчик.
Миссис Киррин все еще не могла оторвать глаз от обезьяны, которая теперь с веселым лопотанием царапалась в окно, как ребенок расплющив нос о стекло.
– Только не говори мне, что у твоего друга есть обезьяна и он привез с собой и ее! – простонала она.
Шум, донесшийся от входной двери, заставил ее вздрогнуть, и она пошла открывать.
Да, там действительно стоял профессор Хейлинг, человек, который в прошлый свой приезд частенько забывал прийти поесть. Рядом с ним стоял мальчик лет девяти, лицо которого отдаленно напоминало мордочку обезьяны, сидевшей у него на плече.
Профессор шагнул в дом, крикнув через плечо таксисту:
– Вносите багаж, дружище! А, миссис Киррин, рад вас видеть! Где ваш муж? У меня для него интересные новости! О, Квентин, вот и ты! Бумаги в порядке?
– Мой дорогой старый друг! – приветствовал профессора мистер Киррин, сердечно пожимая ему руку. – Наконец-то мы встретились! Я рад, что ты смог приехать.
– Это Дудик – мой сын, – представил мальчика профессор Хейлинг и сильно хлопнул его по спине, от чего тот едва не упал. – Его настоящее имя я всегда забываю, мы зовем его Дудиком, потому что он вечно дудит, словно едущая машина. Видишь ли, он помешался на машинах. Подай руку, Дудик. А где Чудик?
Бедная миссис Киррин не успела вставить ни слова. Профессор тем временем прошел в переднюю, продолжая без умолку говорить. Обезьяна между тем оставила свое место на плече у мальчика, завладела вешалкой и принялась проделывать акробатические номера с плечиками.
«Действительно, как в цирке! – подумала несчастная миссис Киррин. – А комнаты еще не готовы… И как обстоят дела с обедом? Ох ты Господи, еще ватага детей на подходе! Интересно, что теперь делает обезьяна?»
А обезьянка в это время сама себе корчила рожи перед зеркалом.
Наконец хозяйке с трудом удалось увлечь гостей в комнату и подсунуть им стулья. Мистер Киррин, сгоравший от нетерпения обсудить с профессором какие-то важные вопросы, вытащил кипу бумаг, под которой в одно мгновение исчез свободный кусочек стола.
– Пожалуйста, не здесь! Идите лучше в кабинет! – энергично запротестовала миссис Киррин. – Джоанна! Отнесите, пожалуйста, багаж в комнату для гостей и постелите там мальчику на диване. Другого места для него у меня просто нет.
– А обезьяна? – Джоанна бросила робкий взгляд на зверька. – Ей тоже нужна постель?
– Она спит со мной! – громко пояснил Дудик и с весьма странным гудением стал подниматься по лестнице. Миссис Киррин проводила его недоуменным взглядом.
– У него что-нибудь болит? – поинтересовалась она.
– Нет, нет, просто он – автомобиль, – разъяснил его отец. – Я же сказал, что он помешался на машинах. По-другому он не может, время от времени ему просто необходимо побыть немного автомобилем.
– Я «ауди»! – крикнул сверху Дудик. – Слышите, как работает мой двигатель? Р-р-р-р-р! Эй, Чудик, иди сюда, можешь прокатиться на мне!
Маленькая обезьянка взлетела вверх по лестнице и вскочила мальчику на плечо. При этом она что-то лопотала. Потом «ауди», очевидно, проехал по всем комнатам; время от времени он громко гудел.
– Ваш сын всегда так себя ведет? – удивилась миссис Киррин. – Как вы вообще можете при этом работать?
– О, у меня в саду есть звуконепроницаемое рабочее помещение, – ответил профессор. – Надеюсь, твой кабинет тоже звукоизолирован?
– Нет, – нерешительно протянул мистер Киррин, у которого, все еще стоял в ушах «автомобильный» шум. Ну и мальчишка! Неужели кто-то может выносить его больше двух минут? Как представишь себе, что он здесь останется!
Мистер Киррин закрыл за профессором дверь кабинета, но никакая дверь не могла спасти от автоконцерта, который в это время задавал мальчишка.
Измученная хозяйка задержала взгляд на багаже гостей. Почему бы профессору ни остановиться в отеле? Какой же неуютной будет жизнь под одной крышей с Великолепной Пятеркой, профессором и маленьким мальчиком, постоянно считающим себя автомобилем! Не говоря уж об обезьяне Чудике! И где они все будут спать?
ВСЕ КУВЫРКОМ
Джордж, ее кузина и оба двоюродных брата возвращались в Киррин-коттедж. Они весело катили на велосипедах по проселочным дорогам, а Тимми, собака Джордж, бежал рядом.
– Вот здорово будет опять оказаться в Киррин-коттедже! – мечтательно сказала Энн. – Так красиво, когда смотришь в окно, а перед тобой среди скал раскинулась бухта, голубая, как небо. Мы обязательно съездим на остров и устроим пикник.
– А ты, поди, радуешься своему собственному домику, Тимми? – обратилась Джордж к собаке.
В ответ Тимми быстро лизнул ее ногу и тявкнул.
– В Киррин-коттедже всегда так спокойно, – восторгался вслух Дик, – а твоя мама, Джордж, всегда такая приветливая и веселая. Надеюсь, мы не слишком действуем на нервы дяде Квентину своими криками и возней.
– Насколько я знаю, у папы сейчас нет важной работы. Так или иначе, ему придется терпеть вас всего одну неделю. Жаль, что потом приедет его друг – профессор, а то вы могли бы погостить подольше.
– Ничего, неделя – тоже большой срок, – вставил Джулиан. – Смотрите, показалась бухта! Голубая, как всегда!
Они восхищались видом маленькой бухточки, в середине которой мирно купался в солнечных лучах скалистый островок.
– Как я тебе завидую, Джордж, – сказала Энн. – Остров, который целиком принадлежит тебе одной!
– Да, я тоже считаю это потрясающим! – просияла Джордж. – Я еще ничему так не радовалась в жизни, как этому подарку. Конечно, он давно принадлежит нашей семье – и вот теперь он мой! Завтра же съездим туда.
Они постепенно приближались к заветной цели.
– Я уже могу различить трубы дома! – объявил Джулиан, приподнявшись на педалях. – В печке на кухне разведен огонь – я вижу дым. Нас ждет обед!
– Я чувствую запах, – изрек Дик и принюхался. – По-моему, это жареная колбаса.
Трое остальных засмеялись. Они объехали дом, слезли с велосипедов и поставили их в сарай. Джордж крикнула:
– Мама! Мы приехали! Где ты?
Ее крик не успел еще затихнуть, как Энн вдруг схватила кузину за руку.
– Джордж, что это? Взгляни! Кто это таращится на нас из окна?
Все уставились на окно, и Джордж ошеломленно воскликнула:
– Ведь это же обезьяна! Обезьяна! Нет, Тимми, нет, вернись! Тимми!!!
Тимми тоже обнаружил физиономию за стеклом и стрелой понесся к дому, чтобы выяснить, кто это. Может, это маленькая собачка? Или забавная кошка? Кто бы там ни был, надо с ним разобраться. Пес залаял в полный голос и с лаем вбежал в дом, где чуть не сбил с ног маленького мальчика. Обезьяна тем временем, перепугавшись, успела взлететь на самый высокий шкаф.
– Оставь в покое мою обезьянку, ты, противная дворняга! – раздался злой визгливый голос, и через открытую дверь Джордж увидела, как какой-то маленький мальчик яростно пнул ногой Тимми.
Она помчалась в дом и отплатила мальчишке той же монетой. Потом мрачно оглядела его.
– Что ты тут делаешь? Что это тебе вздумалось бить мою собаку? Скажи спасибо, что она тебя не покусала. И что, собственно, забыло там наверху это животное?
Перепуганная обезьянка, вся дрожа, забилась в угол и жалобно хныкала. Когда в дом вошел Джулиан, на горизонте появилась Джоанна.
– Что здесь происходит? – спросила она. – Еще минута, и из кабинета прибежит твой отец, Джордж. Тимми, прекрати, ради Бога, лаять на обезьяну! А ты перестань реветь, Дудик, и забери обезьяну, пока Тимми ее не слопал.
– Я вовсе и не плачу! – огрызнулся Дудик и вытер глаза. – Иди сюда. Чудик. Этот пес не посмеет тебе ничего сделать. Иначе я… я…
– Унеси обезьяну, – вмешался Джулиан. Он оценил смелость маленького мальчика, полного решимости вступить в бой с Тимми.
Дудик щелкнул языком, и обезьяна тут же вскочила ему на плечо, тесно прижавшись к своему хозяину. Тонкими лапками она обвила шею мальчика и издала что-то похожее на всхлип.
– О, бедная малышка! Она плачет! – сочувственно воскликнула Энн. – Я и не знала, что обезьяны могут плакать. Тимми, не пугай ее больше! Нельзя нападать на таких малюток!
– Тимми никогда ни на кого не нападает! – взвилась Джордж и сердито взглянула на Энн. – Что же ты хочешь от Тимми, если он приходит домой и встречает там чужого мальчика и обезьяну? И вообще, малыш, кто ты такой?
– Этого я тебе не скажу, – заявил Дудик и с достоинством покинул комнату. Обезьяна все еще повизгивала у него на плече.
– Джоанна, что это за малышня? – спросил Дик. – Что они здесь делают?
– Я так и знала, что вы не придете в восторг, – вздохнула Джоанна. – Это сын профессора, которого твой отец, Джордж, ожидал на следующей неделе. А сегодня утром мистер Киррин получил от него письмо, где сообщалось, что он приедет уже на этой неделе и прихватит с собой своего сына. Про обезьяну он, правда, ничего не писал.
– Они здесь надолго останутся? – Джордж была возмущена. – Но почему мама позволила? Ведь она знала, что мы сегодня приезжаем. Как… как…
– Успокойся, Джордж, – перебил ее Джулиан. – Дай Джоанне закончить.
– Так вот, мы не успели ничего предпринять, как они уже были здесь, – продолжила Джоанна. – Твой отец сразу заперся с профессором Хейлингом в своем кабинете. А мы с твоей матерью ломаем голову, где и как всех разместить. Мальчик с отцом и, очевидно, обезьяна займут комнату для гостей…
– Но ведь там должны спать Джулиан и Дик! – возмутилась Джордж. – Я скажу маме, что этот мальчик никак не может остаться, я…
– Успокойся, Джордж, – подал голос Джулиан. – Как-нибудь решим проблему. Домой мы вернуться не можем, потому что наш дом сейчас заперт.
– Вы могли бы спать на чердаке, – робко предложила Джоанна. – Правда, там очень пыльно и ужасные сквозняки… Я могла бы отнести туда несколько матрасов.
– Отлично, – кивнул Джулиан, – мы поселимся на чердаке. Спасибо, Джоанна. А где тетя Фанни? Что она обо всем этом думает?
– Она здорово измучилась, – объяснила Джоанна. – Но вы же знаете свою тетю – она на все пытается реагировать с юмором. Ох уж этот профессор Хейлинг! Он ворвался, словно это его дом, привез с собой кучу вещей и этого более чем странного мальчика, да еще и обезьяну! Хотя обезьянка с виду довольно милая. Она наблюдала, как я мою посуду, и потом пыталась по-настоящему вытирать ее!
Дверь на кухню открылась, и появилась мать Джордж.
– Привет, ребята! – воскликнула она. – То-то мне показалось, что я слышу лай Тимми. Славный Тимми, погоди, еще увидишь обезьяну!
– Уже увидел, – проворчала Джордж с угрюмым видом. – Мама, как ты могла принять этих людей, если знала, что сегодня мы возвращаемся?
– Ну-ка не паникуй! – попытался унять ее Джулиан, увидев расстроенное лицо тети. – Тетя Фанни, это вообще не проблема. Мы что-нибудь придумаем. Будем как можно больше времени проводить на воздухе, делать за тебя покупки, поедем на остров, не станем болтаться у тебя под ногами…
– Ты настоящее сокровище, Джулиан, – улыбнулась ему тетя. – Время действительно будет тяжелое, прежде всего потому, что профессор вечно забывает прийти поесть, а своего дядю вы знаете! Он может не завтракать, не обедать и не ужинать, а потом удивляться, почему так голоден.
Все засмеялись, и Джулиан успокаивающе похлопал тетю по плечу.
– Мы будем спать на чердаке, – объявил он, – причем с большим удовольствием. Девочки помогут по дому, а мы с Диком возьмем на себя остальную ерунду. Ты не можешь себе представить, как божественно я выгляжу с фартуком на пузе и метлой в руке!
При этих словах даже лицо Джордж расплылось в улыбке.
Неожиданно залаял Тимми, опять почуяв обезьяний дух. Теперь сквозь полуприкрытую кухонную дверь доносилось звонкое лопотание. Что? Эта маленькая каналья насмехается над ним? Обезьяна сидела на нижнем столбике лестничных перил, при виде Тимми она начала пританцовывать. Ее бормотание и правда походило на смех.
С яростным лаем Тимми бросился к ней и принялся скакать у лестницы.
Тут с шумом распахнулась дверь кабинета, и, сопя от гнева, оттуда вывалились не один, а сразу два профессора.
– Что за вечный шум? Неужели мы не можем иметь ни минуты покоя?
– Святой Боже! – вздохнула миссис Киррин. При нынешних обстоятельствах ей следовало ожидать не меньше двадцати подобных выступлений в день. Она, как могла, постаралась успокоить возмущенных мужчин.
– Ничего страшного, просто Тимми пока еще не привык к обезьяне. Вернитесь, пожалуйста, в кабинет и закройте дверь. Я постараюсь, чтобы вам больше не мешали.
– Гав! Гав! – пролаял тут Тимми изо всех сил, и профессор Хейлинг стрелой умчался в комнату мистера Киррина.
– Еще несколько таких дерзких выходок со стороны Тимми, и ему придется покинуть мой дом! – пригрозил дядя Квентин и тоже исчез.
– Ничего себе! – вспылила Джордж. Ее лицо покраснело от злости. – Что он хочет этим сказать, мама? Если уйдет Тимми, уйду и я. Вы только посмотрите на эту мартышку! Теперь она сидит на напольных часах! Если кого и надо выгнать из дома, так эту ужасную маленькую тварь, а не доброго старого Тимми!
ЧАША ПЕРЕПОЛНЕНА
Джулиану и Дику предстояло закинуть на чердак несколько старых матрасов, грубые шерстяные одеяла и пару подушек. Сквозняк здесь наверху был действительно страшный! Но что оставалось делать? В палатке еще слишком холодно.
Джордж была не в духе.
– Если не прекратишь дуться, у тебя на лице останутся морщины! – предостерег Дик. – Не будь такой кислой! Вот кого мне действительно жалко во всей этой свистопляске, так это твою мать. У нее на этой неделе будет жутко много работы.
Тут он был прав. Накормить девять человек, из них пятерых детей – это вам не фунт изюма! Джоанна с завидной быстротой крутилась на кухне, девочки помогали по хозяйству, а мальчики ездили на велосипедах в деревню за продуктами.
– Почему не может помочь этот Дудик? – пожаловалась Джордж на второй день. – Что ему теперь в голову взбрело? Он носится по всему саду и страшно шумит. Эй, Дудик, замолкни! Ты мешаешь нашим отцам!
– Сама замолкни! – огрызнулся Дудик. – Разве ты не видишь, что я «опель» с мощным двигателем? Посмотри, как он останавливается, когда я нажимаю на тормоза! Он снабжен противоюзным устройством, и его нисколько не заносит. И послушай, какой гудок – экстракласс.
Способность Дудика подражать трехтональному звуковому сигналу действительно вызывала уважение. Тотчас же в кабинете распахнулось окно, и двое разгневанных мужчин прокричали дуэтом:
– Дудик! Как тебе не стыдно устраивать такой концерт? Разве мы не сказали тебе, чтобы ты вел себя тихо?
Дудик повторил свое объяснение про «опель», но поскольку это, похоже, не произвело впечатления на мужчин, он пообещал пересесть на малолитражку.
– Она делает так, – назидательным тоном пояснил он профессорам и с тихим гудением тронулся с места, а потом…
Однако окно с треском захлопнулось. Сделав разворот, малолитражка заехала на кухню, где объявила, что очень голодна и хотела бы получить бутербродик.
– Я не бензозаправка, – отрезала Джоанна. – Бензина у меня нет. Отъезжай!
Маленький автомобиль на двух ногах, фырча, выехал с кухни и отправился на поиски пассажиров. Обезьянка Чудик вприпрыжку подбежала к нему и успокоилась, только оказавшись на плече у Дудика.
– Ты мой пассажир, – объявил Дудик. Чудик впился ему в волосы, и на максимальной скорости они объехали весь сад. Время от времени раздавался звуковой сигнал, но он и в самом деле был довольно тихим.
– Своеобразный ребенок, – заметила Джоанна миссис Киррин, когда та вошла в кухню. – На него действительно нельзя обижаться – на него и его машины. Я еще никогда не встречала детей с таким автомобильным заскоком. Рано или поздно он и правда превратится в машину.
На следующий день зарядил дождь и загнал Дудика в дом. Не потребовалось много времени, чтобы он до смерти заездил всех, носясь по дому с диким гудением.
– Эй, послушай, – сказала ему Джоанна, когда он совершал двадцатый круг по кухне. – Я не имею ничего против того, что ты «ауди», или «фольксваген», или «форд», или даже «мерседес-300»– но только не на моей кухне! И что я должна думать, когда такой роскошный автомобиль, как «мерседес-300», таскает печенье из моей коробки? Ему должно быть стыдно!
– А как же, если я не получаю бензина, я ведь должен доставать себе другое горючее, разве нет? – сделал наивные глаза Дудик. – Взгляни на Чудика – он ворует яблоки из кладовки, но никто не ругается.
– Ах ты Господи! Эта каналья опять забралась в кладовку? – всплеснула руками бедная Джоанна и опрометью бросилась через кухню. – Хотела бы я знать, кто оставил дверь открытой!
– Тимми, – подсказал Дудик.
– Не сочиняй ерунды! – осадила его Джоанна, прогоняя Чудика из кладовки. – Тимми такого никогда бы не сделал. Он в высшей степени порядочный пес, а не воришка, как твоя обезьяна!
– Ты ее не любишь? – грустно спросил Дудик. – А она тебя очень!
Джоанна глянула на обезьянку, которая забилась в угол, закрыла мордочку лапками и выглядела ужасно жалкой и несчастной. И вдруг между пальцами сверкнул маленький коричневый глаз, внимательно наблюдающий за Джоанной.
– Ну ты и артист! – не выдержала Джоанна. – Делаешь вид, что ты самая несчастная обезьяна в мире, а сам только и думаешь, какую еще пакость выкинуть. На, возьми печенье, озорник. И сегодня утром не показывайся больше на глаза Тимми! Он на тебя страшно сердит!
– А что Чудик сделал Тимми? – удивился Дудик.
– Он украл кость из его миски, – объяснила Джоанна. – Ворчание Тимми было подобно раскатам грома. Я и вправду опасаюсь, что он откусит обезьяне хвост. Надо было видеть, как удирал Чудик!
Чудик тем временем осторожно подобрался к Джоанне, не выпуская из вида печенье в ее руке. Он уже схлопотал от нее не один шлепок за свои кражи и теперь остерегался этой скорой на расправу руки.
– Ладно уж, иди сюда, возьми печенье! – позвала его Джоанна. – И не смотри так жалостно, а то мне придется дать тебе еще одно. Эй, где же он?
Обезьянка дрожащими пальчиками выхватила печенье и отпрыгнула с ним к двери. Дверь была заперта, а когда Дудик ее открыл, на кухню проник Тимми. Он лежал у самой двери и наслаждался идущим от плиты запахом супа.
Чудик взлетел на спинку стула. Оттуда донесся странный писк, прозвучавший как извинение. Тимми лежал не шелохнувшись, только уши его подрагивали. Язык зверей он понимал.
Печенье все еще было зажато у Чудика в лапках. Вдруг он спрыгнул на сиденье стула, и Джоанна прямо глазам своим не поверила – предложил печенье Тимми. Жест сопровождался тихим верещанием, к которому Тимми внимательно прислушивался. Потом пес осторожно взял печенье, подбросил его в воздух, раскусил и проглотил.
– Нет, вы такое когда-нибудь видели? – растерянно произнесла Джоанна. – Чудик хотел извиниться перед Тимми за украденную кость и отдал ему за это печенье. Что скажет Джордж, когда узнает об этом?
Тимми собрал языком последние крошки с усов, потом вытянул свою мощную шею и быстро лизнул языком маленький обезьяний носик.
– Тимми его поблагодарил! – обрадовался Дудик. – Теперь они друзья!
Джоанна испытывала смешанное чувство удивления и восхищения. Надо же, у этой обезьяны хватило ума подарить Тимми печенье, хотя его запах ей самой не давал покоя. Не такой уж плохой характер оказался у малыша! Джоанна поспешила наверх, чтобы поделиться новостью с Джордж.
Однако девочка ей не поверила.
– Тимми ни за что бы не взял печенье у маленькой глупой обезьяны! – уверенно объявила она. – Никогда! Ты сочинила эту историю, Джоанна, потому что этот Чудик втерся к тебе в доверие. Вот погоди, удерет он опять от тебя с ножом!
Тем не менее Джордж спустилась с Джоанной вниз: новость не давала ей покоя. Неужели животные в самом деле подружились?
Зрелище, представшее их глазам, было действительно необычным.
Чудик восседал на спине у Тимми, а пес размеренным шагом бегал по кругу на кухне. Обезьяна верещала от восторга, а Дудик горланил, как ненормальный:
– Быстрее, Тимми, быстрее! Ты великолепная лошадка! Ты бы запросто мог выиграть бега! Вперед! Галопом!
– Я не хочу, чтобы Тимми использовали как верховую лошадь для обезьяны, – вмешалась Джордж. – Стой, Тимми. Ты выглядишь смешно.
Обезьянка неожиданно наклонилась вперед и обвила лапками шею собаки. Потом она соскользнула с собачьей спины, бросив при этом взгляд в сторону Джордж, который как бы говорил:
«Не сердись. Я вовсе не хотела выставлять в смешном свете твою собаку».
Тимми, почувствовав недовольство хозяйки, ретировался в угол и улегся там. Чудик скользнул к нему и подыскал себе местечко между его толстыми передними лапами, где и устроился поудобнее, не испытывая даже намека на страх.
Тимми начал нежно его облизывать.
Вот так Тимми! Он и правда был самой лучшей собакой в мире!
– Ты только посмотри на них! – обратилась Джоанна к Джордж. – Какой великодушный и добрый у тебя пес! Только не ругай его, что он завел дружбу с маленькой обезьянкой, укравшей у него кость.
– Я и не собираюсь его ругать, – вспылила Джордж. К удивлению у нее примешивалась гордость. – Он настоящее сокровище – лучшая собака во всей стране. Так ведь, Тимми, хороший мой?
Она подошла и погладила его по большой лохматой голове. Пес заурчал от удовольствия и лизнул ей руку, а на морде у него было написано:
«Ну вот, все хорошо, все мы друзья!»
Дудик молча наблюдал за происходящим из самого дальнего угла. Он побаивался Джордж и взрывов ее гнева. Тем счастливее он был сейчас, видя, что она гладит Тимми и не прогоняет обезьянку.
От переизбытка чувств он начал гудеть, как грузовик. Джордж испуганно вздрогнула и зашикала на него:
– Перестань, Дудик! Не действуй нам на нервы!
– Если ты сейчас же не прекратишь гудеть, мистер Киррин опять придет в ярость! – предупредила Джоанна. – Ты не можешь для разнообразия побыть чем-нибудь тихим? Например, велосипедом?
Дудику идея понравилась. Он пронесся по кухне и вылетел в переднюю, шурша при этом, словно велосипедные шины на мокром асфальте. Потом он решил воспроизвести велосипедный звонок, и это ему неплохо удалось. Звонок был настолько похож на настоящий, что миссис Киррин прибежала из гостиной и хотела открыть входную дверь.
Но тут опять с треском распахнулась дверь кабинета, и из нее выскочили мистер Киррин и профессор Хейлинг. Они схватили бедного Дудика за шиворот, и отец так сильно встряхнул его, что из кармана у мальчика вылетели два карандаша и покатились по полу.
Дудик заорал изо всех сил – а орать он умел! В испуге прибежала Джордж, по лестнице чуть не кубарем скатились Дик, Джулиан и Энн.
Джоанна, тоже бросившаяся на крик, в спешке чуть не столкнулась с мистером Киррином. Джордж совершила при этом роковую ошибку: она начала смеяться. А уж если Джордж смеялась от души, это звучало великолепно. Но ни мистер Киррин, ни профессор Хейлинг великолепным это не нашли – они нашли это неприличным. Джордж смеялась над ними – это было уже слишком!
– Это была последняя капля! – закричал мистер Киррин, покраснев от гнева. – Мальчишка наполняет криком весь дом, а Джордж поощряет его своим смехом! Я этого не потерплю! Разве вы не знаете, какая архиважная работа ведется сейчас здесь, в этом доме? Работа на благо всего человечества! Фанни, отошли детей куда угодно! Я не желаю больше терпеть в доме нарушителей спокойствия во время нашей работы. Ты меня поняла? Отправь их куда-нибудь! И это мое последнее слово!
На этом оба профессора гордо удалились, захлопнув за собой дверь.
Вот так! И что теперь?
СПАСИТЕЛЬНАЯ ИДЕЯ
Миссис Киррин громко вздохнула, услышав последние слова мужа. Ох уж эти ученые! Хотят осчастливить мир великими открытиями, а сами чаще всего приносят раздор в собственные семьи. Она улыбнулась Джордж, стоящей с угрюмым видом, и потянула ее за рукав.
– Пойдем в гостиную, дочка, и прихвати всех остальных. Нам надо посоветоваться. Ты знаешь, отец действительно делает нечто чрезвычайно важное, и, нужно согласиться, Дудик, Тимми и Чудик – плохое подспорье в этой работе. Хорошо-хорошо, Джордж, конечно, Тимми тут не виноват, но очень уж у него громкий голос.
Она собрала вокруг себя в гостиной пятерых детей и Тимми. Обезьянка, испуганная криком, куда-то спряталась, и ее нигде не было видно. Миссис Киррин позвала Джоанну:
– Джоанна, пойдите сюда, помогите найти выход. Так дальше продолжаться не может.
Ребята сидели с удрученными лицами. Тимми забрался под стол и положил морду на лапы. Где же маленькая обезьянка, подарившая ему печенье?
Совет начался. Первой взяла слово Джордж, она была вне себя.
– Мама, это наш дом. Почему мы должны уходить только из-за того, что отец хочет принять своего коллегу? У меня есть на каникулы школьное задание, но я же не психую, когда отец хлопает дверьми во время моей работы. Но если я…
– Остановись, Джордж, – перебила ее мать. – Тебе бы следовало лучше понимать своего отца. Вы оба одинаковые – нетерпеливые, горячие головы, вам бы только дверьми хлопать, а ведь можете быть такими милыми. Давайте лучше подумаем, какой найти выход.
– Если бы мы могли поехать к нам домой, – уныло произнес Джулиан. Ему было не по себе. – Но родители уехали, и все заперто.
– А не могли бы мы перебраться с палатками на остров Киррин? – предложила Джордж. – Да, мама, я знаю, что ты хочешь сказать – сейчас только начало апреля, еще слишком холодно и так далее. Но…
– Прогноз погоды очень неблагоприятный, – вздохнула миссис Киррин. – Дожди, дожди, сплошные дожди. Вы же не можете целыми днями сидеть в палатке под проливным дождем, а если выберетесь наружу, будете все время мокрые. Не пройдет и трех дней, как свалитесь с бронхитом. И что потом?
– Хорошо, мама, ты можешь предложить что-нибудь получше? – Настроение у Джордж все еще было из рук вон плохое.
– Эй, а что это там делает обезьяна? – вскрикнул вдруг Дик. – Пусть прекратит!
– Она всего лишь раздувает огонь, – пояснил Дудик. – Ей кажется, здесь слишком холодно.
– Ох ты Господи! – в ужасе охнула Джоанна и поспешно выхватила кочергу из маленькой обезьяньей лапки. – Ты что, хочешь дом поджечь, ты, маленькая…
– Обезьяна, – ухмыляясь, подсказал Дик. – Надо признать, у Чудика на уме одни проказы. Его ни на секунду нельзя выпускать из виду.
– Итак, если мы не можем перебраться ни на остров Киррин, ни к нам, ни остаться здесь – куда же нам податься? – с озабоченным лицом размышлял вслух Джулиан. – Гостиницы слишком дорогие, и я не представляю себе, кто из наших друзей мог бы принять нас пятерых, маленькую нахальную мартышку и большого пса с жутким аппетитом в придачу?
И тут неожиданно подал голос Дудик.
– Я знаю, куда мы можем уехать. Это будет здорово!
– Да ну, и где же находится это чудное место? – недоверчиво спросила Джордж.
– Я вспомнил о своем маяке, – объявил Дудик. И, когда все молча в недоумении на него уставились, он в подтверждение несколько раз кивнул головой. – Я сказал – мой маяк! Вы что не знаете, что такое маяк?
– Не городи чепуху, – одернул его Дик. – Сейчас не время для глупых шуток.
– Это не шутка! – возмутился Дудик. – Это чистейшая правда, спросите моего папу!
– Но, дорогой Дудик, ты же не можешь владеть маяком, – снисходительно улыбнулась миссис Киррин.
– А я владею, – настаивал Дудик. – Дело было так: моему отцу надо было сделать совсем особую работу, которую нельзя было выполнять на берегу, вот он и купил старый заброшенный маяк и там работал. Я все время был с ним – ух, до чего же здорово там было, класс! День за днем вокруг только ветер и бьющиеся о скалы волны.
– Но он ведь наверняка не подарил его тебе? – поинтересовался Джулиан, все еще не веря.
– А вот и подарил. Почему бы и нет, если ему самому маяк был уже не нужен? – обиженно спросил Дудик. – Использовать его он больше не мог, покупать его никто не желал, а я так мечтал о нем! Поэтому отец и подарил мне маяк на мой последний день рождения. Так что он мой.
– Рехнуться можно! – изумился Джулиан. – Джордж благодаря своей матери стала владелицей острова, а Дудик благодаря отцу – владельцем маяка! Вот бы мои родители подарили мне вулкан или еще что-нибудь в таком роде, по-настоящему захватывающее!
Сияющие глаза Джордж были устремлены на Дудика.
– Маяк, который принадлежит тебе одному! Где же он находится?
– Милях в тридцати отсюда вдоль берега на запад, – пояснил Дудик. – Он не очень большой, но страшно красивый! Старый фонарь тоже еще там, хотя он уже не работает, конечно.
– А почему? – поинтересовался Дик.
– Потому что неподалеку на берегу был построен новый маяк, на более подходящем месте, – с готовностью ответил Дудик. – Поэтому отцу и удалось купить старый. Для него это было идеальное рабочее место. Никто не мог ему там помешать. Только на чаек он все время сердился. Он говорил, что они мяукают, как большие кошки, и ему все время хочется поставить им мисочку с молоком.
Все засмеялись, а Дудик просиял от радости. Он считал своей большой заслугой, что ему удалось вызвать этот взрыв веселья; даже Джоанна и миссис Киррин смеялись вместе со всеми. Мальчик тоже рассмеялся, да еще забарабанил кулаками по столу.
– Ну, теперь поверили? – спросил он. – Маяк в самом деле принадлежит мне. Спросите отца. Давайте все переедем туда, пока наши отцы не закончат свою работу. Тимми и Чудика возьмем с собой – там для всех хватит места.
Это предложение было настолько неожиданным, что на некоторое время у всех пропал дар речи. Джордж первая вышла из оцепенения, так хлопнув Дудика по плечу, что тот едва не свалился со стула.
– Я еду с тобой! Это же обалдеть можно – жить на маяке! Мне девчонки в школе ни за что не поверят!
– Тетя Фанни, можно мы поедем? – спросила Энн. Ее глаза тоже горели от нетерпения.
– Да, гм… Я не знаю, – нерешительно пробормотала тетя. – Предложение довольно необычное. Я должна обсудить это с твоим дядей и отцом Дудика.
– Мой папа разрешит, – заверил Дудик. – Мы там оставили кое-какие припасы и несколько одеял. Разве не здорово, если мы будем жить на маяке, совсем одни?
У пятерых друзей это предложение встретило горячую поддержку. Даже Тимми постучал хвостом об пол, словно понял каждое слово. Наверное, так оно и было – от него никогда ничего не ускользало.
– У меня есть карта, на которой обозначен мой маяк. – Дудик начал рыться во всех карманах. – Она довольно мятая и грязная, потому что я часто на нее любуюсь. Смотрите, это берег, а вот тут стоит мой маяк. Видите точку, которой он обозначен?
Ребята склонили головы над замусоленной картой. Никто не сомневался, что это было решением их проблемы. Дик исподтишка наблюдал за разволновавшимся Дудиком, который чуть не лопался от гордости, что владеет самым настоящим маяком. Дик еще никогда не встречался с хозяевами маяков, и именно маленький нелепый Дудик был первым из них.
– О скалы, на которых стоит маяк, разбилось уже много кораблей, – поведал Дудик. – На берегу раньше было логово морских разбойников. Они подавали сигналы и сбивали корабли с правильного курса, пока те не разбивались о скалы. Трах! Корабли – в щепки, команда – на дно, а разбойники дожидались, когда на берег вынесет обломки, и все прибирали к рукам, что было не приклепано и не прибито.
– Какая подлость! – возмутился Дик.
– Еще там есть разбойничья пещера, где складывалась вся добыча, – продолжил Дудик свой рассказ. – Я туда глубоко не спускался – страшно было. Рассказывают, что там до сих пор обитает пара старых разбойников.
– Ах, ерунда! – засмеялась миссис Киррин. – Наверняка это просто сказка, чтобы отпугивать детей от опасных пещер и скал. Ну, ребята, я действительно не вижу причины, почему бы вам ни переехать на дудиков маяк, если его отец разрешит.
– Мама! Ты молодец! – обрадовалась Джордж и так порывисто обняла мать, что у той перехватило дыхание. – Жить на старом маяке – это, пожалуй, слишком здорово, чтобы быть правдой! Я возьму с собой бинокль и буду наблюдать за кораблями.
– Вам бы, наверное, больше пригодился магнитофон Джулиана, чем бинокль, – заметила миссис Киррин. – В штормовую погоду на таком заброшенном маяке может быть довольно скучно, скучнее, чем вы полагаете.
– Это будет чудесно! – завопил Дудик. Он преобразился вдруг в гоночный автомобиль и с бешеной скоростью и страшным шумом начал носиться по комнате. Тимми залаял, а Чудик громко заверещал.
– Тс-с-с! – испугалась миссис Киррин. – Ты же рассердишь своего отца, Дудик, – хотя, с другой стороны, это пошло бы на пользу вашим заманчивым планам. Но все же выключи двигатель и сядь на место. Я как можно скорее переговорю с твоим отцом.
ДУДИК – ХОЗЯИН МАЯКА
Миссис Киррин сочла самым правильным тут же исполнить свое намерение. Она направилась к кабинету, чтобы сначала хотя бы разведать, можно ли вообще разговаривать с мужчинами. Ей все еще казалось невероятным, что затея с маяком может стать реальностью. Она осторожно постучала в закрытую дверь. Изнутри доносились голоса, но никто не крикнул: «Войдите!» Она постучал снова.
– Ну что там еще?! – раздраженно воскликнул мистер Киррин. – Если это ты, Джордж, исчезни и не появляйся. А если это Дудик, пусть он идет в гараж и там припаркуется. Я догадываюсь, что утренний скандал – его рук дело!
Миссис Киррин улыбнулась про себя. Если ее мужа и профессора Хейлинга можно было назвать типичными людьми науки, то просто удивительно, как эти ученые вообще умудряются что-то сделать, живя среди людей!
Она махнула рукой, может быть, за обедом представится возможность обсудить затею с маяком. Как было бы чудесно хоть на несколько дней обрести в доме покой и порядок!
Миссис Киррин отправилась на кухню к Джоанне. Чудик, конечно, был уже там и пытался помогать кухарке! Обезьянка удрала от Дудика и в поисках сладостей забрела на кухню. Джоанна раскатывала тесто для пирога и вела с ней неторопливую беседу.
– Смотри, это делается так… А вот теперь я отрежу для тебя уголок!
И она протянула Чудику кусочек теста. Обезьянка так обрадовалась, что прыгнула Джоанне на плечо, отодвинула прядь волос и что-то прошептала ей на ухо. Джоанна сделала вид, что все поняла.
– Да, Чудик. Будешь себя хорошо вести, через минуту получишь еще кусочек. А теперь прочь с моего плеча, и перестань шептать мне на ухо. Очень щекотно!
– О, Джоанна, я еще никогда не видела вас раскатывающей тесто с обезьяной на плече, – засмеялась миссис Киррин. – Что вы думаете об этой затее с маяком? Моя попытка проникнуть в кабинет оказалась неудачной. Муж принял меня за Дудика и посоветовал припарковаться в гараже.
– Неплохой, кстати, совет, – заметила Джоанна и снова вдохновенно занялась тестом. – Не Дудик ли это там, в передней? Гудит, во всяком случае, как машина. Ну что же, миссис Киррин, если маяк обжит, почему бы всей пятерке вместе с Дудиком и обезьяной не перебраться туда? Они получат удовольствие, а Тимми мог бы их охранять. Вообще-то для них такой маяк – как раз то, что надо. А вот мне бы это вряд ли понравилось. Неуютное, пустынное место – и ничего, кроме разбивающихся об утес волн и завывающего в скалах ветра!
– Вы не считаете, что это немного опасно, Джоанна? – спросила миссис Киррин, которая никак не могла справиться со своими сомнениями.
– Нет, Джулиан и Дик уже достаточно большие, чтобы присмотреть за остальными, хотя, должна признаться, я не хотела бы стать дудиковой нянькой, – заметила Джоанна. – Остается только надеяться, что в один прекрасный день он не вообразит себя самолетом и не стартует с верхушки маяка.
Миссис Киррин рассмеялась.
– Не упоминайте об этом в его присутствии. Хватит с нас его автомобильного заскока. Мне немного не по себе, что приходится отсылать Джордж и всех остальных, едва они успели приехать. Но я понимаю, что, имея в доме двух легко возбудимых ученых, другого выхода не найти. Осторожно, обезьяна – она стянула пакет с изюмом!
– Ах ты, нахальная бестия! – воскликнула Джоанна и пустилась в погоню.
Обезьяна устроилась в безопасности на буфете и, крепко вцепившись в пакет с изюмом, корчила оттуда Джоанне самые разнообразные рожицы.
– Сейчас же спускайся вниз вместе с изюмом! – приказала Джоанна, медленно подходя к буфету. – Иначе я привяжу тебя за твой длинный хвост к стулу, несносная мартышка!
Чудик высказался по этому поводу на своем странном обезьяньем языке, что прозвучало довольно нахально. Потом он засунул лапу в пакет и вытащил оттуда изюминку, однако не положил ее себе в рот, а прицелился в Джоанну и угодил ей прямо в щеку. Джоанна в изумлении уставилась на обезьяну.
– Что?! Ты бомбардируешь меня моим же собственным изюмом? Это уже слишком!
Она подошла к крану и наполнила чашку водой, Чудик тем временем продолжал, обстреливать изюмом попеременно ее и миссис Киррин. При этом он пританцовывал на буфете и визжал от восторга.
Во время этой пляски с верхней полки буфета соскользнуло блюдо и, упав на пол, вдребезги разбилось. Обезьяна в испуге перескочила с буфета на карниз полуоткрытой кухонной двери и с громким верещанием продолжала кидать изюм в женщин.
Дверь кабинета распахнулась, и оттуда вылетел мистер Киррин. За ним по пятам следовал профессор Хейлинг.
– Что это был за грохот? Что здесь происходит? Как можно работать в таких усло…
По несчастливому совпадению, именно в этот момент Джоанна облила Чудика водой. Обезьяна сидела на двери, и вода с нее, к всеобщему ужасу, капала точно на мистера Киррина, который как раз появился в дверях.
Джоанна оцепенела от ужаса и поспешно ретировалась в кладовку, раздумывая, смеяться ей или извиняться.
Мистер Киррин с удивлением обнаружил, что с его головы капает вода. Он в ярости посмотрел вверх на Чудика, не сомневаясь, что этим душем он обязан обезьяне.
На шум из гостиной прибежали дети.
– Опять Чудик, – вздохнул Дудик. – Похоже, теперь он решил устроить душ.
– Вообще-то водой в него плеснула я, – робко призналась Джоанна, высовывая голову из кладовки, – потому что…
– Так это были вы? – недоверчиво переспросил мистер Киррин. – Что происходит в этом доме? Хорошенькое дело, если уже даже вы начинаете делать такие глупости, Джоанна! У вас что, рассудок помутился?
– Послушай, Квентин, – вмешалась его жена, – пока еще рассудок ни у кого не помутился, но если так пойдет дальше, мы скоро все тут сойдем с ума. Квентин, ты вообще слушаешь меня? Я должна обсудить с тобой одну важную вещь, и с вами, господин профессор, тоже.
Профессор Хейлинг в некотором замешательстве посмотрел на хозяйку дома и кивнул.
– Пожалуйста! – вежливо пригласил он и тут же испуганно вздрогнул, получив щелчок по голове.
Это Чудик, вооружившись еще одной изюминой, вновь открыл огонь. Дик бросил в сторону обезьяны уважительный взгляд – она была отличным снайпером!
– Чем, собственно, кидается эта гнусная обезьяна? – гневно вопросил мистер Киррин.
Впрочем, ответ ему не понадобился, так как в тот же момент по носу ему ударила брошенная с завидной меткостью изюминка.
– Будь добра, избавь меня от этого чудовища! Сделай с ней что-нибудь! Почему я должен терпеть в своем доме всех этих наглых мартышек и детей, которые носятся по дому, как взбесившиеся автомобили? Клянусь тебе, Фанни, я этого больше не вынесу!
Миссис Киррин строго взглянула на мужа.
– Послушай, Квентин, я должна тебе кое-что сказать. Послушай же наконец! Дудик говорит, что отец подарил ему маяк, и предлагает, чтобы они все туда переехали. Квентин, да ты слышишь меня?
– Маяк?! Ты с ума сошла! Маленький фантазер утверждает, что владеет маяком, а ты ему веришь? – Мистеру Киррину это казалось непостижимым.
– Случайно на этот раз Дудик говорит правду, – вмешался профессор Хейлинг. – Я в свое время купил старый маяк, чтобы спокойно, без помех работать. Когда работа была закончена, покупателей на маяк не нашлось, а поскольку Дудик мне о нем все уши прожужжал, я подарил маяк ему. Не в качестве жилья, конечно! – Маяк как рабочее место!
Эта действительно оригинальная идея покорила мистера Киррина.
– Я его откуплю у тебя…
– Нет, Квентин, об этом не может быть и речи, – энергично запротестовала жена. – Можете вы оба наконец меня дослушать? Господин профессор, пригоден ли маяк для проживания пятерых детей? Если да, они хотели бы туда переехать, пока вы не закончите свою работу. Дети вам мешают, и, если честно, вы им тоже!
– Фанни! – возмутился муж.
– Папа, послушай. Мы моментально исчезнем, если ты разрешишь нам перебраться на дудиков маяк. – Джордж решительно выросла перед отцом. – Скажи только одно слово «да», больше нам ничего не надо.
– Да! – заорал мистер Киррин. Ему вдруг смертельно надоели все споры, и он мечтал лишь том, чтобы вернуться вместе с профессором Хейлингом в кабинет, к своим книгам. – Да! Ступайте на маяк, ступайте в лондонский Тауэр, ступайте в зоопарк, если хотите. Обезьяны наверняка будут счастливы принять в свой круг это злосчастное создание там, на буфете. Но только уходите и оставьте нас в покое!
– Отлично, папа! – радостно взвизгнула Джордж. – Мы смываемся как можно скорее. Ура! Трижды ура!
Не успела она договорить, как за двумя издерганными мужчинами с грохотом захлопнулась дверь кабинета. Джордж наклонилась, взяла Тимми за передние лапы и с криком «ура!» плюхнулась на стул и расхохоталась. Джоанна не отставала от нее.
– И смех и горе, – сказала она. – Это же в театр ходить не надо! Какое счастье, миссис Киррин, что скоро мы избавимся от всей этой банды! К тому же на чердаке все-таки слишком дует; у бедного Джулиана шея уже так одеревенела, что он почти не может поворачивать голову.
– Подумаешь! – презрительно проронил Джулиан. – Скоро мы снова отправимся в путь, наша Великолепная Пятерка и еще двое, которые составят нам компанию. Это будет настоящее приключение!
– Приключение? – усомнился Дудик. – Какие уж там приключения на маяке, который стоит себе на утесе один-одинешенек? Там-то уж точно не будет никаких приключений!
Подожди, Дудик! Ты еще не знаешь нашу Пятерку! Стоит им где-нибудь появиться, как приключения тут как тут!
ПОДГОТОВКА К НОВОМУ ПРИКЛЮЧЕНИЮ
У ребят даже дух захватывало, когда они обсуждали, как будут жить на маяке. Дудик снова и снова подробно расписывал все, что о нем знал.
– Он очень высокий, внутри там есть железная винтовая лестница, поднимающаяся до верхушки маяка. А на самом верху – маленькое помещение для фонаря, который в прежние времена зажигали, чтобы предупредить корабли об опасности.
– Все это кажется таким захватывающим! – бурно восторгалась Джордж. – Но как же Тимми, вдруг он не сможет взбираться по винтовой лестнице?
– Ну, если это будет ему слишком тяжело, он ведь может спать внизу, правда? – предложил Дудик. – Для Чудика это детская забава, он птицей взмывает наверх.
– Если Тимми придется оставаться внизу, я тоже там останусь, – объявила Джордж.
– Может, все-таки сначала посмотрим маяк, а уж потом решим, кому где спать? – предложил Джулиан, дружески подталкивая Джордж. – Прежде всего нужно определить, где он точно находится, и разработать маршрут. Жаль, что Дудик не может превратиться в настоящий автомобиль! Мы бы в один момент были на месте.
Этого замечания было достаточно, чтобы Дудик преобразился в грузовик, способный перевезти пятерых друзей со всем багажом. Он пронесся в обычном темпе и с обычным жужжанием по комнате и загудел так громко, что все испуганно вздрогнули. Джулиан поймал его на повороте и с силой усадил на стул.
– Еще раз так сделаешь, и мы оставим тебя здесь! – пригрозил он. – Где твоя карта? Мы еще раз посмотрим ее, а потом возьмем большую карту тети Фанни.
Вскоре Дудик и четверо друзей уже сидели, склонившись над картой побережья, и тщательно изучали ее. Чудик восседал на плече у Дика и щекотал ему шею.
– Смотрите, вот он, – показал Джулиан. – Морем путь туда был бы короче – здесь вдоль берега, потом пересечь бухту и обогнуть полуостров, Вот тут расположены скалы, на которых должен стоять маяк. По суше, однако, довольно далеко.
– На машине было бы проще, – размышлял Дик. – К тому же у нас с собой будет много багажа: нам ведь надо взять не только одежду, но и посуду и все такое. И продукты!
– Какие-то припасы там еще остались, – с энтузиазмом доложил Дудик. – Отец оставил их там, когда мы уезжали с маяка.
– Не исключено, что они уже испортились, – засомневался Джулиан.
– Во всяком случае, не берите с собой слишком много, – посоветовал Дудик. – Путь через скалы – сущая пытка. К маяку дороги нет: на последнем отрезке пути нам придется стать вьючными ишаками. К тому же мы в любой момент сможем купить свежие продукты – деревня там неподалеку. Правда, иногда маяк бывает отрезан от внешнего мира. При сильном ветре во время прилива на берег накатываются волны высотой с дом, и тогда нам придется переправляться на лодке, потому что скалы окажутся под водой.
– Все это уже напоминает приключение! – Глаза у Дика загорелись. – А что ты скажешь, Энн? Ты что-то все время молчишь.
– Гм, мне, пожалуй, немного не по себе, – призналась Энн. – Похоже, что там совсем тоскливо. Надеюсь, ни один корабль не разобьется об эти скалы, пока мы будем там.
– Дудик ведь сказал, что невдалеке на берегу стоит новый красивый маяк, – успокоил ее Джулиан. – Его огни предупреждают все суда об опасных утесах. Надеюсь, ты поедешь с нами? Если нет, тетя Фанни наверняка не будет против того, чтобы ты осталась. Ты же у нас маленькая мышка и не помешаешь ни дяде Квентину, ни профессору.
– И не подумаю отпускать вас одних, – запротестовала Энн. – Джулиан, ты ведь не считаешь, что там на берегу еще валяются обломки кораблей?
– Ведь это когда все было! – заверил ее Джулиан. – Не будь такой трусишкой, Энн! Мы всего-навсего нанесем визит в морскую резиденцию Дудика. Он настолько любезен, что принимает этой весной гостей.
– Кончай трепать языком, нам надо подумать о сборах, – напомнил Дик. – Мы возьмем машину… эй, что ты сейчас сказал, Дудик?
– Я сказал, что отвезу вас, если хотите, – повторил Дудик. – Я умею…
– Ты умеешь водить? У тебя же нет прав, так что кончай болтать, – раздраженно перебила его Джордж.
– Это правда, и тем не менее я умею водить! – защищался Дудик. – На отцовской машине я всегда объезжал вокруг сада и…
– Ох, замолчи ты наконец! – набросился на него Дик. – Вечно ты со своими придуманными машинами! Джулиан, когда мы выезжаем?
– Почему бы не завтра с самого утра? – предложил Джулиан. – Думаю, все в доме были бы счастливы, если бы мы исчезли как можно скорее. Надо раздобыть машину и найти кого-нибудь, кто бы нас отвез, потом мы упакуемся и испаримся.
– Ура! – радостно завопила Джордж и так бабахнула по столу кулаком, что Чудик в ужасе удрал на книжный шкаф. – Ах ты бедняжечка, я тебя напугала? Тимми, скажи ему, что я раскаиваюсь. Я не хотела его прогонять. Твой собачий язык он наверняка поймет.
Тимми взглянул на Чудика, тихонько взвизгнул два раза и добавил успокаивающее «гав». Чудик выслушал все это, склонив голову набок, и, точно рассчитав, спрыгнул прямо на спину пса.
– Спасибо за передачу информации, Тимми! – поблагодарила Джордж, и все засмеялись.
Добрый старый Тимми! Пес вильнул своим длинным хвостом, положил голову девочке на колени и умоляюще посмотрел ей в глаза.
– Да, дружище, я понимаю тебя, хотя ты и разговариваешь только глазами, – заверила его Джордж. – Ты хочешь погулять, так ведь?
– Гав! – радостно подтвердил Тимми и направился к двери.
– Давайте сходим в авторемонтную мастерскую и узнаем, могут они дать нам машину вместе с шофером или нет, – предложил Джулиан. – Пошли, Тимми!
Вся ватага отправилась в деревню, на бензоколонку. Дождь прекратился, солнце пробилось сквозь облака и волшебным сиянием осветило бухту в скалах.
– Обидно, что мы не попадем на остров, – с сожалением сказала Джордж. – Правда, для палаток еще действительно слишком сыро. Ну да ладно, маяк для разнообразия тоже неплохо.
Бензозаправщик внимательно выслушал их просьбу, изложенную Джулианом.
– Нам нужен старый маяк на Чертовых скалах, а не новый – на Высоком утесе. Мы хотим туда отправиться на пару деньков.
– На маяк? – переспросил мужчина. – Это что, шутка?
– Нет, дело в том, что он принадлежит одному из нас, – пояснил Джулиан. – Нам, конечно, надо кое-что взять с собой, и мы надеемся, что вы сможете предоставить нам завтра машину с шофером. Как-нибудь мы известим вас, когда надумаем вернуться назад. Я бы попросил вас тогда опять послать за нами машину.
– Это можно, – кивнул мужчина. – Ты говоришь, вы живете сейчас в Киррин-коттедже? Твой дядя – мистер Киррин? Мистера Джорджа я, разумеется, знаю, а вас еще никогда не видел. Ты ведь понимаешь, нужно быть осторожным и знать, кому сдаешь машины.
Для Джордж слово «мистер» прозвучало, как райская музыка. Она была счастлива, что все принимают ее за мальчика. Джордж поглубже засунула руки в карманы шорт и про себя решила еще короче стричь волосы, лишь бы только мама согласилась!
– Пожалуй, лучше всего взять с собой несколько одеял и подушек, – предложил на обратном пути Джулиан. – И теплые куртки со свитерами. Не думаю, чтобы на маяке было очень тепло.
– Во всяком случае, там есть печь, которая работает на жидком топливе, – сказал Дудик. – Думаю, раньше она была частью большой осветительной установки. Можем использовать ее для обогрева, если будем замерзать.
– А что за припасы вы там оставили? – поинтересовался Дик. – Лучше бы купить кое-что прямо сейчас, добавить пару бутылок лимонада или колы и загрузить все в машину.
– По-моему, там довольно много консервов. – Дудик напряженно старался вспомнить. – Мы оставили их на тот случай, если моему отцу еще раз захочется там поработать.
– Гм. Жаль, что они не условились встретиться там с дядей Квентином, – вздохнул Джулиан. – Это бы всех устроило.
Ребята зашли в деревенский магазин, и Энн попробовала себя в роли домашней хозяйки.
– Сахар, масло, яйца… ах ты Господи! Джордж, помоги мне! Сколько я должна всего покупать?
– Не забывай, что мы сможем ходить в деревню за продуктами, – напомнил Дудик. – Тяжеловато будет только во время шторма, дорога через скалы становится слишком ненадежной. Тогда мы пару дней не сможем выбраться оттуда. Даже на лодке это чересчур опасно.
– Как увлекательно! – просияла Джордж, представляя себе, как все они, отрезанные от суши бушующим морем, ждут спасения от гибели и голодной смерти. – Возьми печенья, Энн, и шоколада, и хлеба. И много, много лимонада. И…
– Ну-ка, остановись на секунду – ты знаешь, кто все это оплачивает? – прервал Джулиан поток ее красноречия. – Я! Так что не разоряй меня окончательно! – Он вытащил деньги. – Здесь у меня пятнадцать фунтов. Это все, чем я располагаю в данный момент. За остальное может заплатить Дик.
– У меня тоже много денег, – вмешался Дудик и с гордым видом вытащил внушительных размеров кошелек.
– Ого! – удивилась Джордж. – Наверное, твой отец дает тебе деньги всякий раз, когда ты его об этом просишь. Он такой рассеянный, что вряд ли заметит, если трижды за день даст тебе денег!
– Ну, твой, положим, тоже довольно рассеянный, – парировал Дудик. – Сегодня за завтраком он вместо того, чтобы посолить, посыпал яйцо сахаром! Я сам видел. И что еще хуже: он его съел, даже не заметив, что ошибся!
– Ну хватит! – перебил его Джулиан. – Тебе бы только других критиковать! Тебе нужно что-нибудь для Чудика на время жизни на маяке? Джордж купила для Тимми собачьих галет и консервированный корм, а мы еще захватим для него пару костей.
– Благодарю, еду для Чудика я куплю сам, – проворчал Дудик, обидевшись на Джулиана за то, что тот его одернул.
Он заказал пакетик изюма, пакетик коринок, полкило сухофруктов и несколько апельсинов. Чудик наблюдал за этим с явной благосклонностью… Лапы прочь! – набросилась Джордж на обезьянку, когда та исподтишка сунула лапу в пакет с собачьими галетами Тимми.
Чудик прыгнул на плечо Дудику и закрыл мордочку лапами, словно ему было очень стыдно.
– Теперь еще немного фруктов, и тогда, пожалуй, все, – решил Джулиан. – Отнесем это на бензоколонку и погрузим в машину, чтобы завтра прямо с утра стартовать.
– Завтра! – Джордж сияла от восторга. – Если бы сейчас уже было завтра! Я умираю от нетерпения!
НАКОНЕЦ В ПУТИ
Весь вечер они провели, оживленно обсуждая предстоящий день – как за ними заедет машина, как они поедут вдоль берега на Чертовы скалы, осмотрят маяк, а с его верхушки увидят только огромное, безбрежное море и волны, разбивающиеся об утес!
– Чего я особенно жду – так это первой ночи на маяке, – сказала Джордж. – Совсем одни высоко на башне, вокруг ничего, кроме ветра и волн, мы лежим, завернувшись в одеяла, а утром нас опять будят ветер и волны.
– И чайки, – добавил Дудик. – Они там кричат не переставая. С верхушки маяка можно наблюдать за ними. Как бы я хотел тоже иметь крылья, которые понесли бы меня по воздуху…
– Если бы только они не кричали так мерзко, – подала голос Энн, скорчив гримасу.
Миссис Киррин тем временем боролась с желанием уговорить детей остаться. Прогноз погоды был плохой, и она уже рисовала себе картину, как продрогшие дети, трясясь от страха, сидят на заброшенном маяке… Но стоило ей высказать вслух свои опасения, как вся компания с шумом набросилась на нее.
– Мы ведь уже заказали машину!
– И накупили кучу продуктов! И Джоанна приготовила огромный пакет. Она даже испекла для нас особый пирог!
– Мама! Как ты можешь говорить «нет» после того, как ты уже сказала «да»!
– Ладно, ладно! – сдалась миссис Киррин. – Это была лишь мимолетная фантазия. Напишите мне оттуда хотя бы пару открыток, хорошо? Конечно, если там есть почтовый ящик.
– О, в деревне есть даже маленькое почтовое отделение, – сообщил Дудик. –
Мы будем отправлять каждый день по открытке, и вы будете знать, что у нас все в порядке.
– Да, но если открытка вдруг не придет, я буду беспокоиться, – возразила миссис Киррин. – Так что, пожалуйста, держите свое слово! Вы не забыли куртки, и резиновые сапоги, и…
– Мама, могу поспорить, что следующим номером ты потребуешь, чтобы мы взяли с собой зонты! – взорвалась Джордж. – Хотя, конечно, мы могли бы использовать их как парашюты: Дудик говорит, что на берегу всегда дует сильный ветер.
– Представь себе, что мы сидим внутри маяка, играем в «Черного Петера», а снаружи, как черт, воет и свистит буря, – вмешался Дик. – Мы заворачиваемся в одеяла, рядом с нами стоит лимонад, лежат шоколад и печенье…
– Гав! – подал голос Тимми и навострил уши. Эти слова были ему хорошо знакомы.
– Эй, Тимми, ты что думаешь, тебя сейчас будут кормить шоколадом? – засмеялся Дик и потрепал лохматую собачью голову. – И, пожалуйста, не прерывай беседу. Это неприлично!
– Гав! – пролаял, будто извиняясь, Тимми и лизнул руку Дика.
– Я думаю, лучше всего вам вовремя лечь дать, – заметила миссис Киррин. – Завтра утром мне нужно упаковать оставшиеся вещи, а ведь вы сказали, что машина заказана на полдесятого.
– Ровно в восемь мы явимся к завтраку! – пообещал Джулиан. – Спорим, что профессор не выйдет раньше одиннадцати и, как всегда, забудет завтраке? Дудик, твой отец вообще когда-нибудь ест нормальную горячую пищу? У меня такое впечатление, что он либо просто забывает о ней, либо приходит на несколько часов позже и тогда не знает, завтрак это, обед или ужин.
– Мне разрешено все съедать, если я считаю, что он забыл про еду, – деловито сообщил Дудик. – Чудик мне помогает. Вы бы просто поразились, увидев, как он поедает жирную ветчину.
– Чудик меня больше ничем не удивит, – покачал головой Джулиан. – Мне только любопытно, что будет, когда мы все всемером будем заперты маяке и Чудик примется за свои проделки, там ведь нет сада, куда мы могли бы его отослать, если он нам будет слишком действовать на нервы. Тетя Фанни, ты знаешь, кстати, что сегодня утром Чудик стащил карандаш и обезьяньими каракулями исписал все обои? Хорошо, что я не умею читать по-обезьяньи: вряд ли это были любезности.
– Какая несправедливость! – набросился на него Дудик. – Для обезьяны у него прекрасные манеры. Вы бы посмотрели на других обезьян, которых я знаю!
– Нет уж, обойдемся без этого, – простонал Джулиан.
Дудик был очень сердит. Он посадил Чудика себе на руку и вышел с ним из комнаты. Вскоре вся передняя наполнилась гудением автомобиля.
Судя по шуму двигателя, машина нуждалась в срочном ремонте.
Миссис Киррин выскочила из комнаты.
– Ты же знаешь, что в передней нельзя играть в автомобили! Уходи отсюда, пока твой отец тебя не услышал. О Господи, какой же здесь воцарится райский покой, когда замолкнут все эти машины, появившиеся у нас с твоим приездом!
– Я ведь был всего лишь трактором, – оправдывался Дудик. – Если кто-то обижает меня или Чудика, я непременно должен быть машиной.
– Выдумщик, – хмыкнула Джордж.
– Я иду спать, – объявил Дудик, который от всех этих неприятностей окончательно скис.
– Да, это неплохая идея, – поддержала его миссис Киррин. – Спокойной ночи, трактор. Отправляйся в гараж! Спокойной ночи, Чудик!
Дудика ненавязчиво проводили до двери. Он еще что-то бурчал себе под нос, поднимаясь вверх по лестнице с Чудиком на плече; однако его плохое настроение мгновенно улетучилось, когда, раздеваясь, он вспомнил про завтрашний день – про поездку на маяк, его маяк!
Да уж, это произведет впечатление на Джордж и всех остальных! Он лежал, удобно вытянувшись на постели. Чудик устроился рядом с ним, засунув свою маленькую лапку под его пижамную курточку.
На следующий день первой проснулась Джордж.
Она села в кровати и недоверчиво посмотрела в окно, чтобы проверить, сбылся ли плохой прогноз погоды. Нет, на этот раз метеорологические дяди и тети, кажется, ошиблись. Солнце смеялось, шума моря не было слышно, а это означало, что ветер не швыряет волны на скалы.
Девочка разбудила Энн.
– День отъезда на маяк! – провозгласила Джордж. – Вставай, уже половина восьмого!
Все вовремя явились к завтраку, за исключением профессора Хейлинга и мистера Киррина. Когда завтрак был уже закончен, неторопливой шаркающей походкой в дверь вошел Хейлинг.
– О, вы тоже уже на ногах! – удивилась миссис Киррин. – А я думала, вы еще спите.
– Нет, Дудик разбудил меня сегодня непривычно рано, – пожаловался профессор. – А может, это была обезьяна – я действительно не знаю. Ранним утром оба кажутся мне на одно лицо.
Мистер Киррин тоже спустился вниз, но не пошел завтракать. Он, как обычно, уже сидел за своими книгами.
– Джордж, сходи за отцом, – попросила миссис Киррин. – Его яичница скоро станет несъедобной.
Джордж постучала в дверь кабинета.
– Папа, иди, пожалуйста, завтракать!
– Я уже завтракал! – послышался в ответ удивленный голос. – Я съел два чудных, мягких, как воск, яйца!
– Папа! Это было вчера, – нетерпеливо возразила Джордж. – Сегодня у нас ветчина и яичница-глазунья. Ты, как обычно, все забыл. Пошли! Мы скоро уезжаем на маяк.
– Маяк? Какой еще маяк? – удивился мистер Киррин, однако ответа не дождался.
Джордж уже вернулась в гостиную. Она не знала, сердиться ей или смеяться. Отец и вправду стал таким забывчивым, что скоро не сможет вспомнить, где живет!
После завтрака воцарилась страшная неразбериха. Одеяла, куртки, пижамы – самые теплые, какие удалось сыскать; коробки, полные пирожных и мясных пирожков, которые напекла заботливая Джоанна; хлеб в дорогу, книги, игры – Джордж утверждала, что всего этого хватило на несколько недель.
– Машина опаздывает, – нервничал Дик. – Или это мои часы спешат?
– Едет! – взволнованно крикнула Энн. – Тетя Фанни, как бы я хотела, чтобы вы поехали с нами! Это будет не-ве-ро-ятно интересно! Где Чудик? А, вот он! А Тимми? Тимми, мы переезжаем на маяк! Ты ведь небось и не знаешь, что это такое?
Машина подъехала к входу в дом, и водитель, извещая о своем приезде, так нажал на гудок, что мистеру Киррину опять чуть не стало дурно.
Не раздумывая, он набросился на бедного Дудика.
– Это опять твои глупые штучки? Снова играешь в машину? Ну, теперь с меня хватит!
– Нет, мистер Киррин, это не я! – защищался, чуть не плача, Дудик, спасаясь от грозно занесенной над ним руки. – Это была настоящая машина, на улице!
– Сейчас я разберусь с водителем! Что это ему взбрело в голову устраивать здесь такой шум? – яростно пыхтел мистер Киррин. – Что ему здесь вообще надо?
– Папа, это машина, которая должна отвезти нас на маяк, – объяснила Джордж, закатывая глаза.
– Ах, вот что, – засопел мистер Киррин. – Почему же вы сразу не сказали? Ну, тогда до свидания, до свидания! Желаю хорошо провести время, и не забывайте как следует вытираться после купания.
Дети набились в машину, водитель положил вещи в багажник. С сомнением покачав головой, он проследил, как в салон забираются Чудик и Тимми.
– Всем хватит места? – поинтересовался он. – Ну и компания!
Наконец машина тронулась с места, развернулась и поехала вниз по песчаной дорожке.
– Вот мы и в пути! – Голос Джордж дрожал от нетерпения. – Опять совсем одни, без взрослых… Для меня это самое прекрасное, что может быть на свете. Для тебя тоже, Тимми?
– Гав! – от всей души согласился с ней Тимми и положил голову девочке на ногу. Пес ужасно радовался путешествию. Цель поездки его не интересовала – пусть хоть на край земли, только бы Джордж была рядом!
ЧЕРТОВЫ СКАЛЫ
Когда они выехали на широкую дорогу, Дудик попытался втянуть шофера в разговор, забросав его вопросами о всевозможных марках машин. Эта беседа доставила всем массу удовольствия.
– Я не слишком высокого мнения о новых машинах, – с важным видом изрек Дудик. – Так, жестянки!
– Некоторые из новых жестянок очень хороши, – отозвался водитель, иронически посмотрев на маленького собеседника. Незаметно от Дудика он коснулся кнопки на приборном щитке, и тотчас окно рядом с мальчиком с тихим шуршанием открылось. Дудик был совершенно потрясен.
– Это еще что такое? – воскликнула Энн, когда в машину ворвался сильный порыв ветра. – Сейчас же закрой, Дудик!
Дудик поискал ручку, чтобы поднять стекло, но не нашел. Но тут стекло само собой скользнуло вверх. Дудик не двигался, краешком глаза наблюдая за дверцей. И вскоре стекло опять беззвучно утонуло в двери и впустило холодную струю.
– Дудик! Хватит баловаться с окном! – приказал Джулиан.
– Я к нему вообще не прикасался, – пробормотал Дудик и недоверчиво оглядел окно.
Неожиданно стекло снова мягко, как по маслу, пошло вверх. Дудику стало не по себе. Он не отрывал взгляда от окна, каждую секунду готовый к новому сюрпризу. Все остальные давно уже заметили, что шофер управляет оконным стеклом со своего места, и посмеивались, подталкивая друг друга.
– Ну, теперь бедный Дудик наверняка лишится дара речи, – прошептал Дик.
И верно. На протяжении всей поездки Дудик больше ни слова не сказал о старых или новых автомобилях.
Путешествие было великолепным. Лишь изредка дорога слегка отступала от берега, и повсюду им открывался восхитительный вид.
– Вашей собачке, похоже, нравятся эти места, – заметил шофер, ненадолго приоткрыв одно из задних окошек. – Она все время высовывается ид окна.
– Да, я-то думала, ему нужен свежий воз дух, – отозвалась Джордж. – А тебе, оказывается, нравятся красивые пейзажи, Тимми?
– Гав! – ответил Тимми, втянул обратно голову и быстро лизнул руку Джордж и заодно оказавшуюся рядом испуганную обезьянью мордочку.
Бедный Чудик не переносил автомобильной тряски. Он сидел тихо, как мышонок, потому что боялся получить морскую болезнь. Машина тем временем с тихим гудением катила по сельской дороге, и ребятам порой казалось, что шум двигателя исходит от Дудика.
В пути они сделали один привал и с жадностью набросились на бутерброды. Водитель тоже прихватил с собой поесть, и когда Чудик обнаружил, что у него бутерброды с помидорами, он деликатно присел к водителю на колено и помог ему справиться с едой.
– Примерно через четверть часа будем на месте, – объявил шофер. – Куда вам, собственно, надо на Чертовых скалах?
– Нам надо на маяк, – ответил Джулиан. – Вы его знаете?
– Знаю, но там ведь нельзя жить, – удивился водитель. Он решил, что Джулиан его дурачит. – Едете навестить друзей?
– Нет, мы действительно едем на маяк, – торжественно заверил Дудик. – Он принадлежит мне. Мне одному.
– Ах, вот что… Тебе, значит. Ну, тогда тебе виднее, – заметил шофер и бросил лукавый взгляд в зеркало заднего вида. – Я родом с Чертовых скал. Мой прадед до сих пор живет в домике, где я родился. Чего он мне только не рассказывал про старый маяк! Как, например, однажды ночью разбойники вломились туда, напали на смотрителя и погасили свет, чтобы заманить на рифы большой корабль!
– Какая подлость! И он действительно разбился? – спросил Дик.
– Да, на тысячи кусочков, – подтвердил мужчина. – Вдребезги. А потом они подождали, когда прилив выбросит на берег обломки. Вам бы стоило заглянуть к моему прадедушке и попросить его рассказать эту историю. Может, он бы вам и Разбойничью пещеру показал…
– О, о ней мы уже слышали, – перебила его Джордж. – Значит, она действительно существует? И мы сможем ее увидеть? А там еще что-нибудь осталось?
– Нет, нет, прошло ведь уже много лет, – ответил шофер. – С тех пор как появился новый маяк, кончились времена разбойников. Новая башня просто замечательная, ее огни видны даже в самую страшную непогоду. Старый маяк светил, конечно, не так хорошо. Тем не менее он много кораблей спас от гибели.
– Как зовут вашего прадедушку? – поинтересовалась Джордж. Про себя она уже решила как можно скорее отыскать его. – И где он живет?
– Спросите Джереми Бунсена, – ответил шофер, осторожно прокладывая путь через коровье стадо. – Вы найдете его где-нибудь на берегу, обычно он сидит, курит свою длинную трубку и шипит на каждого, кто его задевает. Но детей он любит, так что не пугайтесь. Он расскажет вам целую кучу историй. О Господи, еще одно стадо заворачивает!
– Посигнальте! – посоветовал Дудик.
– Ты уже слышал стихотворение про корову, прыгнувшую на луну, парень?

Читать книгу дальше: Блайтон Энид - Великолепная пятерка -. Тайна подводной пещеры