Хеннеберг Натали - Язва - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Крейвен Сара

Солнечные часы


 

Здесь выложена электронная книга Солнечные часы автора, которого зовут Крейвен Сара. В библиотеке rus-voice.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Крейвен Сара - Солнечные часы.

Размер файла: 105.61 KB

Скачать бесплатно книгу: Крейвен Сара - Солнечные часы




Аннотация
Молодой программист Оливия Батлер приезжает в Лондон, чтобы соединиться со своим женатым возлюбленным. Но этому всячески препятствует известный телеведущий Дилан Мелоун.
Сара Крейвен
Солнечные часы
Глава 1
— Наш поезд прибывает на станцию Педдингтон. Граждане пассажиры, выходя, не забывайте свои вещи.
Оливия с трудом сглотнула, когда раздался голос машиниста. Она встала и начала пробираться к багажному отделению за своим чемоданом. Напряжение не оставляло ее всю дорогу, а сейчас она чувствовала, как желудок сжимается от все возрастающего волнения.
Ладно, скоро все это кончится, сказала она себе. Мечта ее исполнится, они будут с Джереми.
Оливия вынула из кармана клочок бумаги. Ленсей-Гарденс, 16, произнесла она про себя уже в сотый раз.
— Это в районе Ледбрук-Гроув, в Ноттинг-Хилле, — Бет смерила ее взглядом. — Все же объясни, Ливви, зачем ты пакуешь вещи и едешь ловить радугу, да еще в такой спешке?
— Ты же знаешь, зачем.
— Ливви, боже мой, он — женатый мужчина.
— Какой же это брак, когда она — в Бристоле, а он — в Лондоне, — возразила Оливия. — Их брак обречен. Она полностью поглощена карьерой. Я же говорила тебе, что теперь она — совладелец юридической фирмы!
— Это только доказывает, что у нее отлично идут дела. В любом случае это не дает тебе права уводить у нее мужа.
— Мы с Джереми давно хотим быть вместе, возразила Оливия. — И сейчас настало время сделать решительный шаг.
— А Джереми тоже так думает? — На лице Бет отразилось сомнение. Она нахмурилась. — Господи, Ливви. Ты вообще-то предупредила его о своем приезде?
— Ну, не совсем, — осторожно начала Оливия. — Но с самого начала было понятно, что мы будем жить вместе в Лондоне. И теперь, когда Мария получила свою должность, как раз самое время.
— Он в Лондоне уже три месяца. Почему вы до сих пор не встретились и не обсудили эту тему?
Оливия поджала губы.
— Тебе не нравится Джереми, правда?
— У меня нет никаких претензий к нему лично. Но мне не нравится, что он делает с тобой. Похоже, он играет в какие-то игры.
— Не понимаю, о чем ты говоришь.
— Нет, понимаешь. Хорошо, скажу, что думаю: если бы я собиралась быть с парнем, мне было бы недостаточно туманных заверений в вечной любви.
Оливия вспыхнула.
— Если ты о сексе…
— Да, именно о нем.
— Конечно, мы тоже этого хотим. Но пока он жил в Бристоле с Марией… А сейчас их разрыв фактически состоялся, и мы можем… продвинуться несколько дальше в наших отношениях… Пойми, это не просто интрижка. Мы хотим прожить вместе всю жизнь! Моя поездка к нему в Лондон — только первый шаг.
— Что ж, надеюсь, у тебя все получится. Я правда надеюсь. Но пока я оставлю за тобой комнату, так, на всякий случай…
Хмурясь при воспоминании об этом разговоре, Оливия шла вдоль платформы. Перрон заполнила толпа пассажиров. Поймать такси будет непросто. Бет, разумеется, желает ей добра, думала Оливия, даже оставила комнату и помогла уложить вещи. Но она просто не знает Джереми.
Они выросли в одной деревне в Сомерсете, и Оливия с детства была очарована этим симпатичным мальчиком на шесть лет старше ее. Была тихо счастлива, когда он приезжал домой на школьные каникулы. И так же тихо злилась, когда он уехал учиться в университет. Неважно, что он почти не замечал ее.
Потом его родители продали дом и переехали на побережье. Оливия была в отчаянии, решив, что никогда больше не увидит Джереми.
Они снова встретились в прошлом году, в Бристоле, в винном баре. Их встреча была чистой случайностью. Оливия зашла туда после работы с сослуживицей совершенно вымотанная. Ей пришлось целый день втолковывать основы новой компьютерной системы целому штату непонятливых секретарш.
Джереми сидел с большой компанией в другом конце зала. Бар был полон и не слишком хорошо освещен, но она сразу же узнала его. Едва услышала его смех.
Затем Джереми встал и пошел к стойке. Оливия последовала за ним, коснулась его рукава…
— Привет, Джереми. Ты вряд ли вспомнишь меня…
Он повернулся, брови вздернулись вверх, но тут же в его глазах сверкнул солнечный лучик узнавания.
— Ливви Батлер — какая встреча! Глазам своим не верю. Сколько мы уже не виделись?
Слишком долго, подумала она, купаясь в тепле его улыбки.
— Я как раз собиралась уходить…
— Нет, не уходи! Займи вон тот угловой столик, а я принесу нам выпить. Шардоне подойдет?
Чуть позже они уже сидели за столиком и он наливал ей белое вино.
Протянув ей бокал, он поднял свой, предлагая тост:
— За счастливые встречи, Ливви. Расскажи, что ты делаешь в Бристоле?
Жду тебя, подумала она, поднимая свой бокал. Хотя и не знала об этом до сего момента.
Очередь на такси росла с угрожающей быстротой, и Оливия проталкивалась через нее со все возрастающим нетерпением. Ей хотелось поскорее оказаться с Джереми. Увидеть, как его лицо светится от нежданной радости, как он раскрывает ей свои объятья…
Сначала их отношения были чисто платоническими. Они, как два старых друга, встречались, чтобы посидеть в баре или в кафе. Джереми не делал секрета из того, что женат, и Оливия только уважала его за это. Он всегда с гордостью говорил о карьерных достижениях своей жены, но очень редко касался их личных отношений. Постепенно это и заставило Оливию задуматься.
Потом, однажды, он позвонил ей на работу и попросил, почти потребовал, чтобы она вечером поужинала с ним. Когда Оливия вошла в ресторан, то обнаружила столик на двоих с зажженными свечами и шампанское, ожидающее своего часа в ведерке со льдом.
— Сегодня у меня день рождения, — тихо сказал он ей. — К несчастью, жена слишком занята. Готовит главный процесс для Верховного суда и не может приехать. Спасибо, Ливви, что у тебя всегда находится для меня время.
В тот вечер Джереми впервые открыто заговорил о своем браке.
— У Марии работа всегда стояла на первом месте. Да и на втором и третьем тоже, — грустно констатировал он. — Не уверен даже, что мне досталось бы четвертое почетное место.
— Не может быть. — Она накрыла своей рукой его руку. — Вы ведь совсем недавно женаты. Тебе надо поговорить с ней об этом, найти какой-то компромисс…
— Как можно говорить с тем, кто не желает признать существование проблемы? — Он сокрушенно покачал головой. — Я не уверен, что у нас вообще была семья. Я поспешил, Ливви. Я должен был подождать тебя. Теперь я это знаю. Скажи мне, что еще не поздно, пожалуйста…
— Просыпайся, дорогуша. — Реплика водителя такси прервала ее воспоминания. — Тебе нужно такси или нет?
— О, да, конечно. — Покраснев, Оливия назвала ему адрес, втащила чемодан в такси, втиснулась на заднее сиденье, и такси тронулось.
Проезжая по городу, Оливия поняла, что совсем не знает Лондона. Она привыкла к оживленному движению Бристоля, но оно не шло ни в какое сравнение с шумным потоком, окружавшим ее сейчас.
Наконец такси повернуло и остановилось на длинной закругленной аллее с высокими белыми домами. К каждому дому вела небольшая каменная лесенка.
— Вы сказали, номер шестнадцать? — уточнил водитель.
— Да, — сказала она, чувствуя, как пересохло во рту.
Вскоре Оливия уже стояла на подъездной дорожке и смотрела, как отъезжает такси, последнее, что связывало ее с прошлой жизнью. Потом повернулась и оглядела дом. Занавеси полузадернуты, но окна первого этажа распахнуты настежь, оттуда доносились приглушенные звуки музыки.
Значит, Джереми дома, подумала она и вздохнула с облегчением.
Медленно и неторопливо она поднялась по лесенке. Нажала звонок и принялась терпеливо ждать.
Казалось, прошла целая вечность, и она уже собиралась позвонить вновь, когда услышала, что замок открывается.
Глубоко вздохнув, она почувствовала, как губы сами кривятся в нервной улыбке.
Дверь открылась, и перед Оливией возник незнакомец. Хотя лицо его до странности кого-то напоминало.
Он был высок, темные волосы свободно падали на лоб. Греческий нос, небольшая щетина на решительном подбородке. Серо-голубые глаза мужчины казались серебряными. Их обрамляли темные ресницы. Губы были твердо сжаты, лицо выражало что-то вроде легкого удивления вкупе с легким любопытством.
Не похоже, что у этого человека есть чувство юмора, подумалось Оливии. И его, кажется, раздражает ее появление, На нем был шелковый синий халат; распахнутый сейчас до талии, он открывал широкую волосатую грудь. Оливия почувствовала себя немного неловко.
Его скучающий взгляд окинул ее, задержавшись на мгновение на легкой джинсовой юбке, белой блузке и черном блейзере.
— Да? — спросил он.
Она вздернула подбородок.
— Я бы хотела видеть Джереми Атгвуда. Он… он ждет меня, — добавила она.
Прислонившись к косяку, он окинул ее еще одним долгим взглядом, который на этот раз остановился на чемодане у ее ног. Он сдвинул темные широкие брови.
— Я так не думаю, — ответил наконец незнакомец и сделал движение, чтобы захлопнуть дверь.
— Нет, подождите. — Оторопевшая Оливия подалась вперед. — Вам надо только сказать Джереми, что я здесь…
— Это невозможно, — покачал головой суровый страж. — И, пожалуйста, не цепляйтесь за дверь, — добавил он холодно. — Вы рискуете потерять несколько пальцев.
Оливия пропустила эту реплику мимо ушей.
— Но он ведь живет здесь, да? Получив в виде ответа едва заметный кивок, она продолжила:
— Тогда почему вы не проводите меня к нему?
— Потому что сейчас его здесь нет, — был ответ. — Он уехал на выходные, так что вряд ли ждал кого-то, и меньше всего — вас. А сейчас уберите руку от двери и идите своей дорогой. Будьте паинькой.
— Его нет? — переспросила Оливия. — Я вам не верю.
Серебряные глаза превратились в кристаллики льда.
— Вы же не ждете, что я позволю вам войти и обыскать дом, мисс?
— Меня зовут Оливия Батлер. Разве Джереми не говорил обо мне?
Он молча отрицательно покачал головой, глаза его сузились.
Глубоко вздохнув, Оливия сделала усилие и улыбнулась.
— Ладно, это, в общем, неважно. Я… прошу прощения, что приехала не вовремя. Надо было, конечно, предупредить Джереми. Но теперь уже ничего не поделаешь.
— Что именно вы хотите, мисс Батлер?
— Для начала я хотела бы войти, — ответила она. — Я много часов тряслась в душном поезде и хочу освежиться.
— Вполне естественно, — сказал он. — Но что заставляет вас думать, будто это — подходящее место?
Хватит ходить вокруг да около, решила Оливия.
— Я приехала сюда, чтобы жить здесь, с Джереми.
— Весьма странно с вашей стороны, — проворчал мужчина после длинной паузы. — Вы знаете, что Джереми женат?
— Я совершенно точно знаю, что он разошелся с женой, — заметила Оливия спокойно. — И, кроме того, мне кажется, это вовсе не ваше дело.
— Напротив. Я кровно во всем заинтересован. — Он снова помолчал. — Предлагаю вам оставить у меня адрес, где вы собираетесь остановиться, я передам его Джереми, когда он вернется. Если он захочет, то свяжется с вами.
— Адрес? — переспросила Оливия, сбитая с толку. — Но я останусь здесь. Буду его ждать.
— Нет, — возразил он. — Не останетесь.
— Вы меня прогоняете?
— Наконец-то до вас дошло, — криво усмехнулся мужчина. — Я не сдаю комнаты легкомысленным девушкам, которые состоят в каких-то неясных связях с моими гостями.
— Я далеко не легкомысленна, и у нас с Джереми нечто гораздо большее, чем «связь», горячо заявила Оливия.
Он пожал плечами.
— Простите, милочка. Лучше попытайте счастья где-нибудь еще.
— Но мне некуда больше идти, — услышала Оливия свой голос, и ей стало досадно от того, как жалобно он прозвучал. — Я… я никого не знаю в Лондоне.
— Тогда я дам вам отличный совет. — Его голос стал неожиданно жестким. — Возвращайтесь туда, откуда приехали.
Страх моментально уступил место ярости.
— Не нужны мне ваши советы! — огрызнулась она. — И я не уеду. А когда увижу Джереми, первым делом расскажу ему, какой прием вы оказали мне в его доме!
Он обозлился не на шутку.
— Так уж случилось, что это мой дом, — ледяным тоном сообщил он. — И это, леди, дает мне право выбирать, кто здесь будет жить.
— Но Джереми…
— Джереми — мой гость. Временный сосед, не более. Что бы он вам ни наговорил, — добавил он с убийственным сарказмом.
Ей захотелось накричать на него, назвать лжецом. Но что-то в его словах убеждало: это правда.
В этот момент ей захотелось умереть. Но нет, решила Оливия, прежде она убьет этого самодовольного болвана.
Впрочем, увы, сладкую месть придется на время отложить. Прежде всего надо найти крышу над головой.
Она не бедная, напомнила себе Оливия. На счетах вполне приличная сумма, есть кредитная карточка. Первое время можно продержаться. Но здравый смысл говорил ей, что ресурсы ее невелики и подойдут к концу, стоит ей пару раз переночевать в лондонском отеле. К тому же, где искать этот самый отель? Остановиться в этом фешенебельном районе было явно за пределами ее возможностей.
Она поглядела на чемодан и застонала про себя. У нее же руки отсохнут — нести такую тяжесть!
В ее родной деревне даже к приблудной собаке отнеслись бы лучше, с горечью подумала Оливия.
Она подняла глаза на своего мучителя.
— Вы, конечно, не позволите мне оставить здесь свой багаж, пока я буду искать комнату?
— Разумеется, не позволю. Но и выставить вас тоже не могу, хотя и не мешало бы. Лондон не то место, где можно спокойно прогуливаться. Вы можете попасть в такую беду, какая вам и не снилась. Я не хочу, чтобы это было на моей совести.
— Спасибо, вы так добры, — фыркнула Оливия. — Так что вы задумали? Устроите меня в хлеву?
— К сожалению, нет, за неимением такового. — Он легко и непринужденно взял у нее чемодан. — Вы пока заходите, а я кое с кем переговорю.
— Неужели мне будет дозволено войти в «святая святых»? — Она прошла за хозяином в широкий холл. Слева лестница, покрытая зеленым ковром, вела на второй этаж. Справа открытая дверь вела в комнату, похожую на офис. Там стоял факс, копировальный аппарат и компьютер на рабочем столе. Именно оттуда лилась музыка.
Хозяин дома притормозил, поджидая ее.
— Вы можете подождать здесь. Не вздумайте чувствовать себя как дома. Я только пойду позвоню.
— И, возможно, оденетесь? — Оливия окинула его халат ядовитым взглядом.
— Сегодня — субботнее утро, — мягко ответил он. — Я буду носить и делать то, что хочу. — Он подтянул пояс. — Не забывайте, леди, это вы постучали в мою дверь, а не наоборот.
Закусив губу, Оливия последовала за ним. Они вошли в длинную прямоугольную комнату, одна стена которой была почти целиком стеклянная. Большой стол окружали дубовые стулья с высокими спинками. На столе, кроме разложенной газеты, стояли тарелка с ножом, пустая чашка и блюдце с темно-красным джемом. Из кухни доносился аромат свежего кофе и круассанов.
Оливия почувствовала, что голодна. Прошло уже много времени с тех пор, как она съела пирожок с черникой и выпила какао из пластикового стаканчика на станции в Бристоле.
Впрочем, здешний хозяин вряд ли предложит ей хотя бы глоток кофе эспрессо.
Свинья, подумала она. Самодовольная свинья.
Чтобы отвлечься, она отвернулась к окну и вздохнула, очарованная видом сада. Меньше всего она ожидала увидеть здесь, в самом центре города, этот оазис природы.
Он напомнил ей о саде за домом родителей. Внезапно ее охватила такая тоска по дому, что захотелось плакать.
— Что-то не так? — Оказывается, хозяин уже вернулся, набирая номер на радиотелефоне.
— Я… я просто любовалась садом. Он великолепен. Кто… кому он принадлежит?
— Любому, чей дом примыкает к нему, был лаконичный ответ. — Это — общественная собственность. — И добавил, уже в телефон:
— Саша, извини, что беспокою в выходные, но в твоей ночлежке случайно нет свободного места? — Уголки его губ слегка приподнялись, когда он увидел, как нахмурилась Оливия. — Да, одна бедная и обездоленная женщина, оказавшаяся на улице. — Он рассмеялся. — Нет, она не похожа на кошку, хотя коготки имеются. — Выслушав ответ, ухмыльнулся. — Нет, что ты, любовь моя. Совсем не в моем вкусе… Можешь?.. Ты святая! Я сейчас пришлю ее. — Он выключил телефон. — Ну вот, все улажено.
Она бросила на него гневный взгляд.
— До вас, кажется, не дошло, что я предпочла бы сама принять решение?
— Честно говоря, нет. — Он ухмыльнулся еще шире. — Ну и каков же ваш план? Разбить лагерь у меня во дворе, дожидаясь, когда приедет Джереми? — Он покачал головой. — Боюсь, вы не украсите собой пейзаж. Вам будет хорошо у Саши, продолжил он, не обращая внимания на ее яростный взгляд. — Ее жильцы — кочующий народ, так что у нее всегда есть свободные комнаты.
— Саша, — медленно повторила Оливия. — Она что, русская?
— Нет. — На мгновение его лицо смягчилось и стало почти привлекательным. И еще более знакомым. — Просто эксцентричные родители дали ей это имя. — Он окинул ее оценивающим взглядом, уже не улыбаясь. — И еще у нее доброе сердце, так что, если ее обидят, я приму это на свой счет. Например, если кто-то сбежит, не заплатив за проживание.
— Не волнуйтесь, я заплачу. Хотя вряд ли останусь там надолго.
— Конечно, нет. Вы будете ждать, пока Джереми обеспечит вам уютное гнездышко. Я в этом и не сомневался. И, может быть, он даже так и сделает. Только не в моем доме.
— Да что с вами такое творится? Он пожал плечами.
— Как я уже говорил, он женат. Может быть, у меня более строгие взгляды.
И тут, словно в противовес его словам, раздался женский голос:
— Дилан, Дилан, дорогой, где ты? Рыжеволосая девушка, появившаяся в холле и стоявшая сейчас в кокетливой позе, была облачена только в розовое полотенце.
— Дорогой, — повторила она, надув губки. — Я проснулась, а тебя нет. Это было ужасно. — В этот момент она заметила Оливию. Ее взгляд тут же посерьезнел. — Прости, я не знала, что ты тут… развлекаешься. Должна сказать, что у тебя явно портится вкус.
От такой грубости щеки Оливии вспыхнули, но прежде, чем она успела найти достойный ответ, вмешался Дилан:
— Ты не права, Мелинда, по всем пунктам. Мисс Батлер просто проходила мимо и зашла на минутку. — Он предостерегающе взглянул на Оливию. — И к тому же она уже уходит. А сейчас иди к себе, мы поговорим с тобой позже.
Девушка одарила его сияющей улыбкой, кончик ее розового язычка ласкал нижнюю губу — Обещаешь? — спросила она.
— Можешь мне верить. — Его голос был низким и мягким, как бархат. Внезапно показалось, что воздух в комнате пронизан электричеством.
Хотя хозяин дома и очень противный, нельзя не признать его сексапильности. Рыжая девица, завернутая в полотенце, повернулась и послушно отправилась назад в спальню.
Оливия вдруг почувствовала себя глубоко несчастной. Ничего удивительного, подумала она. Приехать сюда с надеждой на встречу с Джереми, который заключит ее в объятья, а вместо этого оказаться лишней, невольно влезающей в чью-то личную жизнь…
В комнате установилась напряженная тишина, которую так и хотелось прервать.
Она осторожно кашлянула.
— Кажется, лично вы не придерживаетесь столь строгих правил?
— Верно. Но я-то не женат и никогда не буду. В этом вся разница. — Он сделал паузу. — И я не разбиваю чужие семьи.
Атмосфера снова начала накаляться.
— Если вы дадите мне адрес той женщины, я уйду, — холодно и четко проговорила Оливия. Он взял блокнот и записал адрес.
— Это с другой стороны сада. Можете взять черную тележку в конце дорожки, если вам не по силам идти так далеко со своим багажом.
— Надеюсь, вы не ждете от меня горячей благодарности, — заметила Оливия, принимая листок. Она развернулась и торопливо вышла в холл, подхватив по дороге чемодан.
— Я уже давно не верю в чудеса. — Он открыл перед ней входную дверь. — Прощайте, мисс Батлер.
— Я бы предпочла «до встречи», — проворковала она в ответ, — а вы?
— Нет, — ответил он, — если дело касается вас. Я скажу Джереми, где вас найти. Хотя это и противно моей натуре, — добавил он мрачно.
Дверь с треском захлопнулась, и Оливия осталась на залитом солнцем крыльце.
— К черту его, — пробормотала она, стаскивая чемодан вниз по ступеням. — Скоро вернется Джереми, и начнется новая жизнь.
Она в последний раз оглянулась на дом.
— И ты ничего не сможешь с этим поделать, добавила она решительно, словно Дилан мог ее услышать.
Резко повернувшись и больше не оглядываясь, она пошла прочь. Но при этом ее не оставляла мысль: что, если он стоит у окна и смотрит ей вслед? Впрочем, какое ей до этого дело?
Глава 2
Как ни странно, Дилан действительно стоял у окна, глядя, как удаляется стройная фигурка Оливии. Он уже жалел о своем благородном порыве, когда позвонил Саше и попросил ее приютить эту женщину.
Надо было отвезти ее обратно, на вокзал, и посадить на первый же поезд, следующий в западном направлении. Это бы решило разом множество проблем, говорил он себе недовольно.
Он видел, как она остановилась и опустила на землю чемодан, разминая пальцы, прежде чем взять его в другую руку и продолжить путь. Если бы он был одет, то непременно проводил бы ее. Помог ей с тяжелым багажом. Отвез бы ее к Саше и даже познакомил их.
И все же ничего этого он делать не обязан. Напротив. Помогая ей, он только ухудшит и без того плохую ситуацию. Все, хватит. Пусть Джереми дальше разбирается сам.
У него, между прочим, хватает и своих проблем.
Дилан быстро поднялся по лестнице на второй этаж. Сейчас необходимо одеться и собраться с мыслями.
Он прошел через узкий коридор и повернул направо в гардеробную. Выхватил из стопки какое-то белье, белую хлопковую рубашку и джинсы.
Сжимая в руках охапку одежды, он бесшумно прошел по коридору, направляясь к спальне.
Мелинда раскинулась на его кровати, демонстрируя обнаженные бедра.
— Привет, дорогой. — Ее улыбка была приглашением. — Где ты пропадал? Тебе удалось избавиться от этой серой мышки?
Дилан прислонился к косяку. Как же он устал.
— Что ты здесь делаешь, Мелинда?
— Жду тебя, дорогой, что же еще? Как ты мне сказал.
— Я сказал, что мы поговорим позже. Это разные вещи.
— Не придирайся к словам, милый. — Она медленно потянулась. Грациозно, как кошка, закинула руки за голову. — Разве я не вызываю у тебя теплых воспоминаний?
— Отрицать не стану. — Дилан сосредоточил взгляд на ее лице. — Но я также помню, что ты помолвлена. С Биллом Феннером. Может быть, тебе тоже не стоит об этом забывать.
— Но Билл в Ворвикшире, со своей милой семейкой. Именно поэтому мы не пошли вместе на вечеринку. Иногда он такой зануда. Порой от него не мешает отдохнуть — И ты считаешь, что он заслуживает такого обращения только потому, что иногда бывает занудой? — вздохнул Дилан. — Нет, Мелинда.
Так не пойдет. А теперь иди и оденься, я вызову тебе такси.
— Ну конечно. — Мелинда с восхищением рассматривала огромный бриллиант, сверкавший на ее пальце. — А то вдруг Билл захочет узнать, как я оказалась голая в твоей постели.
— Вообще-то ты спала в комнате для гостей, теряя терпение, проговорил Дилан. — Мне пришлось принести тебя сюда, потому что ты напилась и вела себя неподобающим образом. Я бы отправил тебя домой, но таксист отказался сдвинуться с места из опасения, что ты запачкаешь ему весь салон. Мне пришлось раздеть тебя по тем же причинам. — Он смерил ее взглядом. — А уж этому Билл точно не обрадуется. Лучше ему не знать, правда?
— Боже мой, неужели мы вдруг стали так щепетильны? Или эта прилизанная Маленькая Мисс так на тебя повлияла?
Мелинда уже не улыбалась.
— Нет, — вздохнул Дилан сокрушенно. — Это мое собственное мнение. То, что между нами было, теперь в прошлом.
Она откинула покрывало и пошла к нему, покачивая бедрами.
— Я могу помочь тебе передумать. Когда-то могла, подумал он. Но не теперь. Когда-то он прошел бы огонь, воду и медные трубы ради нее. Но его разум перестал хотеть ее гораздо раньше, чем тело научилось тому же…
— Ты можешь возвратить к жизни даже каменную статую, Мелинда, — произнес он мягко. — Ты красивая женщина. Но ты — не моя женщина, и это все меняет.
— Ты даже не знаешь, что теряешь. Впрочем, по-моему, тебе это вообще больше не нужно, — досадливо сказала она, проходя мимо. — Я сама возьму такси, — бросила она через плечо.
Может, она и права, говорил себе Дилан, стоя под душем несколько минут спустя. В последнее время он не искал женской компании. Отчасти потому, что был завален работой. Политическая колонка в еженедельной газете, телевидение…
Ни минуты свободной, подумал Дилан угрюмо. Впрочем, он всегда позволял себе немного отдохнуть. Свободное время предпочитал проводить в Ирландии, на ферме своих родителей, где они разводили скаковых лошадей. Там он помогал по хозяйству, на время отключаясь от забот.
Вчера на вечеринке была девушка, недвусмысленно выказавшая свой интерес к нему. Все было хорошо, пока Мелинда не начала бедокурить, и хозяева тихо взмолились, чтобы он увез ее оттуда.
Девушка была декоратором. Высокая блондинка, несомненно привлекательная. Она дала ему свою визитку.
— На тот случай, если вам понадобится обставить комнату, — пояснила девушка с улыбкой.
Надо будет позвонить ей, решил Дилан, вытираясь. Извиниться за свое исчезновение с вечеринки и пригласить на обед.
Ее звали Клаудия, вспомнил он. Имя ему нравилось. Необычное имя, как и Оливия.
Дилан раздраженно поджал губы. Он совсем не хотел возвращаться к мыслям об этой женщине.
Саша оказалась маленькой хрупкой женщиной, одетой в какую-то черную хламиду с яркими тропическими цветами. К тому же у нее были розовые волосы, завитые в дюжину локонов, торчащих в разные стороны наподобие антенн. Зато глаза поражали темной сапфировой голубизной. В одной руке это странное создание держало трубку, а другой пыталось сдержать крошечного коричневого терьера, заливавшегося звонким и яростным лаем.
Голос ее оказался на удивление низким и хрипловатым.
— Так ты и есть та самая «обездоленная» Дилана? — Оливию окинули взглядом с головы до ног. — Квартира этажом ниже, дорогая, — добавила она и повела Оливию вниз по ступенькам в подвальный этаж. — Там только одна комната, но зато есть отдельная кухня, а ванну поставили только два года назад. Остальную часть подвала занимает склад.
Она открыла дверь комнаты и махнула Оливии, чтобы та заходила.
— Диван раскладывается, я могу дать белье и все, что понадобится, пока не обживешься. Устраивает?
— Замечательно, — призналась Оливия и прикусила губу, — но я не останусь здесь надолго.
— Дело обычное, — пожала плечами Саша. — Люди приходят и уходят, но мне это нравится. Я — всего лишь небольшая остановка на их длинном пути.
Она помолчала.
— Да, как насчет оплаты, дорогая? — Сапфировые глаза обежали ее еще раз. — Семьдесят пять фунтов в неделю. Устроит? Ты же не работаешь, да?
— Пока нет, — тихо произнесла Оливия. — Но первым делом в понедельник отправлюсь на поиски работы.
— А какую работу будешь искать? Актрисы? Модели?
— Боже мой, нет! — Оливия с трудом сумела улыбнуться. — В Бристоле я обучала персонал офисов обращению с компьютерными системами. Но пока, наверное, поищу место секретарши. Для начала сойдет.
— Ох, — изумленно воззрилась на нее Саша. — Мои жильцы обычно работают официантами и лоточниками в ожидании, что миру откроется их талант.
Она проплыла к двери.
— Когда распакуешь вещи, поднимайся ко мне. Выпьем кофе и познакомимся как следует. Я могу провести экскурсию по местным магазинам, расскажу про основные правила проживания и покажу, где здесь что. Мы с Хамфом будем на кухне. Просто открой дверь и позови.
— Спасибо. — Оливия тепло улыбнулась странной хозяйке, — Вы очень добры.
— Да ладно тебе, дорогая, — ответила Саша. Тебя ведь прислал Дилан. А я сделаю для Дилана все что угодно.
Я тоже, подумала Оливия, распаковывая чемодан. Если только можно будет задействовать раскаленное железо и кипящее масло.
Но сейчас, кажется, все не так уж плохо, признала она, оглядываясь вокруг. Комната была просторной, мебель — простой и удобной. Все сияло удивительной чистотой. И к тому же невероятно дешево. Для Лондона, конечно. Она ожидала, что придется заплатить в два, а то и в три раза больше.
Кухня Саши оказалась большой и уютной; здесь царил хаос. Не успела Оливия войти, как ее тут же поприветствовала собачка.
— Тихо, Хамф, дурачок. — Саша, не выпуская из рук кофейника, одним великолепным жестом смахнула со стола кипу газет, конвертов и каталогов. — Бери стул и садись — обратилась она к Оливии. — Только не этот, с вышитой подушечкой — это стул Хамфа.
Она налила кофе в красивые фарфоровые чашки, поставила на стол сахар и домашний морковный пирог. Оливия благодарно накинулась на угощение.
— Ну, расскажи мне о себе, — попросила Саша, раскуривая очередную трубку. — Как давно ты знакома с моим милым Диланом?
Оливия опустила чашку.
— Ну… недолго. — Она откашлялась. — Вообще-то мы познакомились час назад. Я… искала другого человека.
— Счастливая случайность, — кивнула Саша.
— Нет, — твердо сказала Оливия. — Как бы вам объяснить?..
— Ну ясно, — хихикнула Саша. — Знаешь, по-моему, он начал интересовать женщин с тех пор, как научился ходить. А сейчас, когда он настоящая телезвезда, женщины просто открыли на него охоту.
— Телезвезда? — Оливия удивленно уставилась на нее. — Господи боже, я только сейчас поняла. Он же тот самый Дилан Мелоун. Берет интервью у политиков на телевидении. А я еще подумала, где я его видела?
Саша фыркнула.
— Ну, ты даешь, дорогая. Кажется, ты начинаешь мне нравиться. — Она слегка нахмурилась:
— Дилан иногда бывает излишне резок, но сердце у него доброе, иначе ты не была бы сейчас здесь. Он даже приютил у себя одного из родственников. Хотя я думаю, тут его доброта зашла слишком далеко.
Оливия проглотила последние крошки пирога.
— Одного из своих родственников? — переспросила она.
— Да, почти. Этот парень женат на его кузине Марии. Они с Диланом росли вместе, как родные брат и сестра…
Оливии вдруг стало холодно. Она словно замерзла изнутри. Захотелось откинуть голову и завыть.
Господи, подумала она в отчаянии. Значит, он — кузен Марии, почти брат, а я только что ломилась к нему в дом и заявляла права на ее мужа. Что же я натворила?
Ох, Джереми, Джереми! Ну почему ты не предупредил меня?
Потому что не знал, что ты собралась свалиться как снег ему на голову, ответила она самой себе. Ты же поехала сюда на свой страх и риск. Так что придется это расхлебывать.
— Тебе нехорошо? — Саша с беспокойством смотрела на нее. — Дорогая, ты словно привидение увидела.
— Нет, нет. — Оливия выдавила улыбку. — Я просто откусила слишком большой кусок…
— Кстати, о еде. — Саша подхватила один из конвертов и принялась рисовать на обратной стороне. — Вот улица Портобелло и ближайший продуктовый магазин. Сегодня — базарный день, так что можешь пойти и купить все, что нужно. Только не выпускай из рук кошелек мигом лишишься. Воришек здесь навалом.
Оливия целеустремленно шагала по людной улице Портобелло.
Больше часа она просидела с Сашей, которая очень тактично допрашивала ее. Скрывать ей вроде было нечего, и все же приходилось балансировать вокруг да около, чтобы не выдать истинной причины, приведшей ее в Лондон, в дом ј 16 по Ленсей-Гарденс.
Так что необходимость сходить за продуктами она использовала в качестве предлога, чтобы сбежать.
Никогда раньше Оливия не видела такого рынка. Кроме бесконечных прилавков с овощами и фруктами здесь предлагали всякие безделушки, поношенные вещи, включая старые пальто и военную форму прошлого столетия. Книги, бижутерия, музыкальные инструменты — все смешалось в этой круговерти.
Соблазн посмотреть все это был велик, но сейчас главное — закупить провизию.
Купив вкусно пахнущий свежий хлеб, Оливия тщательно отобрала яблоки, сливы, помидоры и перцы, а потом остановилась у старомодной мясной лавки. Там она приобрела цыпленка и постной свинины, чтобы сделать соус к итальянским макаронам.
По пути назад Оливия остановилась полюбоваться на милые небольшие домики, раскрашенные в пастельные тона. На балкончике нижнего этажа одного из них даже висела табличка: «Продается».
Она позволила себе немного помечтать о том, как бы они жили здесь с Джереми. Она бы выбегала утром, чтобы купить свежих круассанов и апельсинов для сока на завтрак, пока Джереми читал утреннюю газету, не вставая с постели. Потом, позже, они бы вместе выходили на прогулку по книжным лавкам…
Тут ей пришлось прервать свои мечтания. Теперь нет никакой гарантии, что ей удастся прожить эти счастливые дни с Джереми…
Опустив плечи, Оливия медленно возвращалась домой, отягощенная сумками и воспоминаниями об утреннем происшествии.
Трудно представить, какой будет скандал, когда Джереми вернется в дом Дилана. Она вела себя как последняя идиотка. Шла напролом, не разобравшись в ситуации.
Если бы Джереми рассказал ей, что временно остановился у кузена своей жены! Но у нее сложилось превратное впечатление, что у Джереми есть собственное жилье в Лондоне. Жилье, которое она может разделить с ним.
Либо я невнимательно слушала его, призналась себе Оливия со вздохом, либо слышала то, что хотела услышать.
Так или иначе, теперь ей придется как-то самой устраиваться. Конечно, всегда можно вернуться в Бристоль, напомнила она себе. Возможно, даже удастся устроиться опять на старую работу.
Боже мой, с ужасом подумала Оливия, переходя дорогу к Ленсей-Гарденс. Я уже близка к поражению. Нет, сейчас самое время встряхнуть свою жизнь, освободить ее от пыли и скуки.
У нее есть профессия и трудовые навыки, которые можно предложить работодателю. Она вполне может заработать себе на жизнь. Она приехала в Лондон, чтобы быть с Джереми, разделить с ним все горести и радости, а не стать его содержанкой.
И, что бы ни случилось, она собирается выжить.
Сев обедать, Оливия окинула взглядом комнату. Квартира понемногу начала приобретать обжитой вид. Чтобы заполнить тишину, она включила портативное радио. Саша сказала ей утром, что телевизор можно взять напрокат.
Займусь этим сегодня же, решила Оливия. Надо занять себя, не сидеть дома и не хандрить. Тогда все будет хорошо.
В одном из шкафов Оливия обнаружила вазу. Осталось достать букет цветов. И еще вина. Если окажется, что праздновать нечего, утоплю в вине свои горести, решила Оливия.
Вскоре Оливия уже плыла против потока людей, вышедших за покупками. В винном магазине Оливия купила бутылку красного итальянского вина к макаронам, легкого шардоне к цыпленку и сладкого боллинджера для того дня, когда она, наконец, воссоединится с Джереми.
После она без труда нашла пункт проката, где приобрела небольшой телевизор за весьма сходную цену. В результате ей пришлось взять такси, чтобы вернуться на Ленсей-Гарденс.
Наперекор ее первоначальным намерениям поскорее покинуть временное пристанище, ей доставляло странное удовольствие обживать его. Ближе к вечеру Оливия подумала: сегодня она впервые осталась одна в большом городе. И надо, чтобы все прошло отлично. Оливия решила не киснуть в квартире, а отправиться гулять. Она пойдет в кино, а потом поужинает в городе. Ведь сегодня есть повод — ее первый день в Лондоне.
В кинотеатре был широкий выбор фильмов. В своем теперешнем состоянии Оливия была склонна выбрать триллер. Напряженный, динамичный сюжет хоть немного отвлечет ее от возникших проблем.
Выйдя из зала, она почувствовала, что достаточно расслабилась. Теперь осталось только найти место, где бы поужинать. Она уже решила было направиться к одному из замеченных еще утром бистро, но обнаружила, что уже идет по Кенсингтон-Парк-роуд.
Светящиеся окна ресторанов так и манили. Но одного взгляда на них хватало, чтобы понять: там ее ждут не только услужливые официанты и нарядная публика, но и заоблачные цены.
Оглядываясь по сторонам, Оливия вдруг увидела в одном из окон мужчину, сидящего за столиком на двоих. Она сразу узнала его. Дилан Мелоун, подумала Оливия с растущей неприязнью. И уже не с экзотической рыжей девицей, которую она видела утром. Теперь с ним была тонкая блондинка, затянутая в элегантный черный брючный костюм. Похоже, время розового полотенца еще не наступило.
— Бедная девочка, — пробормотала Оливия. — Понимает ли она, что лишь подкармливает преувеличенное самомнение этого бабника?
Конечно же, нет. Девушка просто пожирала Дилана Мелоуна глазами, пренебрегая едой на тарелке. А он смотрел на нее и улыбался с тем же покровительственным и чуть равнодушным видом, с каким утром говорил с Оливией.
Что, черт побери, я здесь делаю? — удивилась про себя Оливия. Стою здесь и смотрю в окно, как бедная Золушка на балу. Не хватало еще, чтобы Дилан меня заметил.
Она решительно повернулась и зашагала прочь. По мере того, как отдалялся ресторан, Оливия поняла, что голодна как волк. И к тому же продрогла до костей. Никогда в жизни ей еще не было так одиноко, как сейчас.
Клаудия Ленг была достаточно наблюдательна, чтобы заметить: внимание собеседника направлено совсем не на нее. Это ее задело.
Она протянула руку и коснулась его рукава пальцами с ярко-красным маникюром.
— Что-то случилось?
Дилан с трудом оторвал взгляд от окна и перестал хмуриться.
— Нет… прости. Я… мне показалось, я кого-то видел на улице. Кого-то знакомого.
Клаудия недоверчиво вгляделась в темноту, царившую за окном.
— Тогда у тебя, наверное, вместо глаз — прибор ночного видения, — заметила она. — Хочешь пойти и проверить?
— Нет, конечно, нет. — Его лицо снова озарила обворожительная улыбка. — Наверное, я ошибся.
Глава 3
Мне просто нужно хорошенько выспаться, убеждала себя Оливия. Но сон, как назло, не шел. Диван оказался довольно удобным, но за окном не затихал шум машин. Интересно, в этом городе вообще кто-нибудь спит?
Стрелки будильника показывали уже около трех утра, а она так и не сомкнула глаз.
Я просто волнуюсь перед встречей с Джереми, сказала себе Оливия. И к тому же чужой дом, чужая комната, чужой город…
Она встала и прошла по узкому коридору на кухню. Поставила на плиту кофейник с молоком, достала коробку какао.
Скорее всего, Джереми поселит ее в отеле. Потому что они никак не смогут жить вместе на Ленсей-Гарденс. Уж это-то Дилан Мелоун дал ей понять.
Со слов Саши было ясно, что Дилан искренне заботится о Марии. И при этом не подозревает, что ее брак под угрозой. То есть не подозревал, пока не появилась я, поправилась Оливия. Странно, если они так близки, почему Мария не рассказала ему?
Она сидела за маленьким круглым столом, сжимая в руках чашку. Мысли крутились вокруг одного и того же, не давая покоя. Оставалось только надеяться, что Джереми поймет ее. Она действовала из самых лучших побуждений и не хотела дать повод для скандала.
К тому же, если Дилан выгонит его из дома, у Джереми появится стимул найти место, где они смогли бы жить вместе.
Только бы удалось убедить в этом Джереми.
Оливия уже смирилась с тем, что до утра не заснет, но стоило ей вернуться в постель, как глаза сами собой закрылись, и она провалилась в сон…
Перед ней было гигантское стекло. По другую сторону она увидела Джереми. Она звала его, стучала в стекло кулаками, но было ясно, что он не видит и не слышит ее. Внезапно стеклянная стена подалась и тут же распалась на множество осколков, накрывших Оливию непроницаемым туманом. Она громко звала Джереми в этом тумане, как вдруг почувствовала, что ее руку кто-то сжимает. Крепко сжимает.
Но когда подняла глаза, всматриваясь сквозь серую пелену, то увидела, что это вовсе не Джереми, а Дилан Мелоун. И глаза его холодны, как лед.
— О боже. — Оливия села на постели. Сердце билось как пойманная птица. На мгновение она никак не могла сообразить, где находится.
Но, увидев солнце, пробивающееся сквозь щель между зелеными занавесями, поняла, что это всего лишь сон.
Взгляд на будильник подтвердил, что она проспала допоздна. С тяжелой головой и глазами словно запорошенными песком, Оливия свесила ноги с кровати.
— Только кошмаров не хватало, — пробормотала она, откидывая одеяло, и отправилась в душ. Выпив после этого кофе и съев два кусочка тоста с мармеладом, она начала понемногу приходить в себя. Вымыла тарелки, убрала постель.
У меня впереди целый день, сказала себе Оливия. И что мне с ним делать? Выбор невелик. Ей придется слоняться по квартире и ждать, когда Джереми свяжется с ней.
Перед глазами почему-то вставал прошлый вечер, ресторан и Дилан Мелоун, улыбающийся своей подруге. А она, Оливия, стоит на улице. Стоит и смотрит.
Горло вдруг сдавили подступившие слезы. Но руки упрямо сжались в кулаки. Она позавтракает, а потом будет отдыхать. Включит музыку, вытянется на диване с кроссвордами и забудет обо всем. Однако едва она начала приводить свой план в действие, как в дверь постучала Саша:
— Оливия, дорогая, могу я войти? Сегодня ее одеяние было изумрудно-зеленым; Хамф смирно сидел у нее на руках.
— Как у тебя мило. — Она огляделась вокруг. — Почти как дома, правда? Уже освоилась?
Саша уселась на стул. Хамф слез с ее рук и запрыгнул на диван. Немного покрутился и, тявкнув, устроился рядом с Оливией на подушке.
— Вот, — с удовлетворением вздохнула Саша, ты получила официальное признание. Разве не мило?
Оливия согласилась, поглаживая золотисто-коричневую шерстку собаки.
Саша положила на столик большой железный ключ.
— Это ключ от ворот. Теперь, когда ты моя жилица, у тебя есть право гулять в саду.
— Правда? — Сердце Оливии встрепенулось при воспоминании о великолепном царстве зелени, которое она краем глаза увидела из окна дома Дилана. — Это здорово.
— Вот общие правила. — Саша положила рядом с ключом отпечатанный листок. — Когда будет время, прогляди их. Ну, мне пора. Надо отвести Хамфа на прогулку, после чего я ухожу играть в бридж. Буду поздно, как всегда.
— А можно мне привести его к вам позже? предложила Оливия. — Жаль беспокоить его. Он так хорошо устроился.
— Мне неловко просить тебя об этом, — возразила Саша.
— Ну что вы, для меня это удовольствие. К тому же я сегодня свободна.
Саша окинула ее быстрым взглядом и коротко кивнула.
— Ладно, дорогая. Вот поводок — и заодно ключ от квартиры. Отнеси Хамфа на кухню, когда вы вернетесь, а потом сунь ключ в почтовый ящик.
— Вы уверены? — Оливия приняла ключ, удивленно приподняв брови. — Вы ведь меня почти не знаете.
— Называй это инстинктом. Хамф доверяет тебе. — Саша улыбнулась. — И моему возлюбленному ты тоже понравилась бы. Развлекайся.
И она упорхнула в изумрудном вихре.
Скоро Хамф решил, что готов к прогулке. Он пронесся впереди Оливии к тяжелым железным воротам, которые она открыла ключом, а потом закрыла за собой.
Стоило ей сделать шаг за ворота, как ее охватил покой. Даже несмолкающий шум автострады сюда почти не доносился.
Она медленно прогуливалась по дорожкам, посыпанным гравием, застенчиво поглядывая вокруг, словно боялась, что ее заметят.
Хорошая погода выманила людей из дома, они выходили на веранды и газоны, оживленно болтая, играя с детьми, попивая вино. Иногда Оливия удостаивалась мимолетной улыбки или кивка, когда соседи узнавали Хамфа.
Тем временем Хамф свернул с главной аллеи, выбрав маршрут, пролегающий сквозь высокие раскидистые кусты. Судя по всему, у терьера были любимые тропинки для прогулок.
Наконец они вышли к пруду. Хамф, однако, тянул ее дальше, по направлению к скрытой кустами арке, обрамленной шпалерными розами.
Узкая арка вела к покрытой травой полянке с солнечными часами в центре и единственной старой деревянной скамейкой. Какое уединенное и уютное местечко, подумала Оливия.
Она подошла к солнечным часам и прочитала надпись: «Любовь заставляет время проходить незаметно. Время заставляет незаметно проходить любовь». Весьма цинично, подумала Оливия и направилась к скамейке.
Кажется, Хамф тоже был не против передохнуть, так что она наклонилась и отстегнула поводок.
— Не убегай далеко, — предупредила Оливия пса. И тут же заметила движение в кустах. Кошка.
Оливия судорожно схватила Хамфа за ошейник, но тот, заливаясь отчаянным лаем, рванулся и понесся по поляне, преследуя заметавшуюся кошку. Оливии ничего не оставалось, как кинуться за ними. Продираясь сквозь кусты, ведомая непрекращающимся лаем и злым шипением кошки, она выбежала на дорожку как раз вовремя, чтобы заметить, как хвост Хамфа исчезает за дверью неосторожно раскрытого балкона.
— О боже! — простонала Оливия и побежала к дому.
Она уже взбегала по ступенькам, когда в дверях появился Дилан Мелоун. Он нес Хамфа, который радостно облизывал его лицо.
Дилан оглядел Оливию, сжав губы.
— Мисс Батлер, — произнес он без всякого выражения. — И почему я ничуть не удивлен? Если вы ищете Джереми, то он еще не приехал.
— Никого я не ищу, — резко возразила Оливия.
В этот раз на Дилане были широкие брюки и белая рубашка. Рукава закатаны до локтей, ноги — босые. Влажные волосы, словно он только что вышел из душа. Оливия поймала себя на мысли, здесь ли еще вчерашняя блондинка. Это в любом случае не мое дело, напомнила она себе.
Она поднялась еще на ступеньку и взяла у него собаку.
— Я не собиралась вас беспокоить. Хамф побежал за кошкой. Я… только бежала за ним.
— По правилам собаки в саду должны быть на поводке, — сказал он резко. — Разве Саша вам не сказала?
Оливия закусила губу, вспомнив о листочке, забытом на столе. Ей было лень его читать.
— Да… то есть я так думаю. Голос Дилана обвивался вокруг нее, как шелковая удавка:
— Да, но правила для вас ничего не значат, так, мисс Батлер?
— А вы, мистер Мелоун, похоже, изобретаете свои собственные правила по ходу действия, — холодно ответила она. — И все же, прежде чем я уйду, позвольте мне узнать одну вещь. Вы считаете меня разлучницей. Но разве брак Марии и Джереми не был обречен?
— А давно вы с ним знакомы?
— По-моему, всю жизнь. Примерно как вы и Мария.
— Сомневаюсь.
— Саша рассказала мне, что Мария — ваша кузина и что вы очень близки. Так что вы должны знать, что у них в семье не все гладко.
— У меня никогда не было иллюзий относительно брака сестры, — проговорил он. — Но это не значит, что я буду поддерживать его распад.
— Согласна. — Оливия вздернула подбородок. — Но знаете, такое случается.
— Да, случается, — проворчал Дилан. — Я знаю статистику. У вас есть еще что сказать?
— Нет. Вообще-то я не обязана перед вами оправдываться. Но вот перед собой — обязана. А у вас есть еще комментарии?
— Нет. Могу только повторить свой совет: возвращайтесь к себе в… откуда вы, говорите, приехали?
— Из Бристоля, — бросила она устало. — И никуда я не уеду. — Оливия взяла Хамфа на поводок. — Пора отвести его домой. За кота извиняюсь. Он не пострадал?
— Максимилиан? Да если этот кот доберется до Хамфа, он съест его вместе с ошейником. Так что будьте осторожны, мисс Батлер.
— Насчет Хамфа? — проговорила Оливия сахарным голосом. — Конечно, буду.
— Насчет всего, — ответил Дилан. — Я уверен, что не будете.
Она повернулась и, не отвечая, спустилась по ступенькам, спиной чувствуя его взгляд. Дойдя до дорожки, обернулась.
— Когда вернется Джереми, вы не попросите его позвонить мне на мобильный? Он знает номер.
Дилан скривил губы.
— Да, если вы действительно этого хотите. — Хочу, не сомневайтесь. Он снова окинул ее холодным взглядом и закрыл балконную дверь.
Дилан вернулся к компьютеру в отвратительном настроении. Знакомить эту девчонку с Сашей было большой ошибкой. Что на него тогда нашло? Почему он не отослал ее куда подальше? А теперь она поселилась прямо напротив. Дилан угрюмо покачал головой, просматривая свои записи об Уильяме Питте-младшем, которые вдруг показались ему глупыми и неинтересными. Может быть, задача вдохнуть хоть немного жизни в этого давно умершего политика оказалась ему не по зубам? Или виновата проклятая девчонка, которая никак не выходит у него из головы, отравляя существование?
Да брось, успокоил он себя. Когда вернется Джереми, он выскажет ему все, что думает. Пусть избавится от нее или выметается. Все уладится само собой.
Дилан нажал на кнопку «Сохранить» и переключился на гораздо более приятные мысли. Вчерашний ужин с Клаудией прошел замечательно. Она оказалась живой, умной и невероятно привлекательной. И дала ему понять, со всем тактом и обаянием, что ее тоже влечет к нему. Без ложной скромности можно сказать, что у него были все шансы закончить этот вечер в ее постели. Но Дилан решил не спешить.
За ужином они говорили о музыке и театре. Он выждет пару дней, а потом предложит ей сходить на новую постановку Ибсена. Клаудия призналась, что любит готовить. Из этого следовало, что она не против пригласить его к себе на обед. А что будет дальше, поживем — увидим.
Дилан нахмурился. Как-то очень уж расчетливо выходило. Ну и что? Любовь с первого взгляда — не для него. Но если уж жениться, то раз и навсегда. Главное — не попасть в ловушку несчастливого брака, как многие из его окружения. Как Мария и Джереми, подумал он мрачно. И снова у него перед глазами возникла девчонка Батлер. Что можно сделать, чтобы все исправить?
Он повернулся на кресле и взялся за телефон, набирая знакомый номер.
— Мария? — Его лицо осветила улыбка. — Как дела?
Близился вечер. Оливия мерила шагами комнату, то и дело поглядывая на мобильный телефон. И молила, чтобы он зазвонил. Наконец раздался долгожданный звонок, и она схватила трубку со вздохом облегчения:
— Джереми?
— Нет, это Бет. Звоню, чтобы узнать, как ты устроилась. — Бет сделала паузу. — Я так поняла, твой любимый где-то бродит?
— Да, сейчас его нет. — Оливия постаралась, чтобы голос звучал ровно и по возможности радостно. — Он уехал по делам. Жду его возвращения с минуты на минуту.
— Тогда не буду занимать телефон. Просто хотела убедиться, что у тебя все в порядке, и уточнить твой новый адрес. Дом шестнадцать, правильно?
Оливия заколебалась.
— Нет, — неохотно проговорила она. — Вообще-то мой адрес Ленсей-Гарденс, дом двадцать один. Раз уж Джереми пока нет, я решила, что будет лучше обрести собственное пристанище. Знаешь, я нашла отличную квартиру. И дешево, Ты не поверишь, как мне повезло.
Не переборщить бы с радостным тоном, подумала Оливия.
— Ладно, — сказала Бет. — Рада, что у тебя все в порядке.
— Счастливо. — Оливия выключила телефон и положила его рядом с собой на диван. Ее снова охватила тоска по дому. Захотелось позвонить родителям. Но что, если она разрыдается в трубку и до смерти напугает их обоих? Нет, лучше выждать, когда у нее будут хорошие новости.
Вообще-то Оливия не привыкла что-либо скрывать от своих родных и близких. Но пусть они пока думают, что ее переезд в Лондон связан с работой. Она не стала рассказывать им, что связывает свое будущее с Джереми, потому что знала: они осудят ее. По крайней мере пока Джереми официально женат. Как жаль, что она не может никому поплакаться. Признаться, что одинока, что напугана…
И что больше всего ее пугает образ Дилана Мелоуна. Она пробыла здесь всего пару дней, а уже успела нажить такого врага.
Оливия включила телевизор и попробовала отвлечься. Шел детективный сериал, который ей обычно нравился. Но сегодня повороты сюжета не захватили ее. Около полуночи она примирилась с фактом, что сегодня Джереми уже не позвонит. Прошел еще час, прежде чем она уговорила себя лечь спать.
На следующее утро Оливия проснулась усталой и подавленной. Нет, это никуда не годится, сказала она себе. Надо взять себя в руки и заняться поисками работы.
При этом важно произвести хорошее впечатление. Одеться с особой тщательностью. Она выбрала темно-серый костюм в узкую полоску, белую блузку и черные туфли.
Пока, пожалуй, можно взяться и за временную работу. Но при этом неплохо бы зарегистрироваться в паре агентств по трудоустройству. Главное — показать свои навыки и владение компьютером.
Когда у них с Джереми все устроится, она, возможно, будет работать дома. А сейчас она не позволит себе сомневаться или грустить. Мало ли почему он не смог позвонить вчера вечером.
Началось с разочарования. В первом бюро, которое она посетила, ей ничего не смогли предложить. Во втором предложили неполную нагрузку при очень низкой оплате. Она карабкалась по лестнице в третье агентство, когда запищал мобильник.
— Ливви? — Голос Джереми. — Дорогая, что ты здесь делаешь? Я ушам своим не поверил, узнав о твоем приезде.
Оливия прислонилась к стене, чувствуя боль в груди.
— Ты не рад? — спросила она.
— Нет, что ты. Я, конечно, рад, — быстро ответил он. — Но и немало удивлен. Мы же никогда не обсуждали эту тему… правда?
— Мне казалось, пришла пора действовать, а не говорить. Когда я могу тебя увидеть?
— Ну… сегодня вечером точно. — Он сделал паузу. — Встретимся и посидим в баре, когда я закончу работу.
— В баре? — эхом отозвалась Оливия, стараясь не поддаваться панике. — Но, Джереми, нам надо поговорить. Выработать какой-то план.
— Конечно. Так мы и сделаем. Просто сейчас я немного выбит из колеи. Слушай, рядом со станцией «Ливерпуль-Стрит» есть бар «Грязный Дик». Встречаемся там в половине шестого. Пока, милая. Мне пора.
Оливия выключила телефон, убрала его в сумочку. Такого она не ожидала. Но хорошо, что он хотя бы не злится на нее за вторжение к Дилану. А скоро они встретятся и все обсудят. Оливия расправила плечи и продолжила путь наверх.
Даже недолгий разговор с Джереми, похоже, принес ей удачу. Женщина, которая проводила собеседование, полагала, что у Оливии есть шансы найти работу.
— Правда, не обязательно в этом районе, предупредила она. — У нас несколько отделений и клиенты по всему Лондону. У вас есть водительские права?
— Да, вот только машины пока нет. Но расстояние — не беда, — добавила Оливия.
— А по времени есть ограничения? Надо забирать детей из школы или что-то в этом роде?
— Я не замужем.
Женщина протянула Оливии анкету.
— Заполните, пожалуйста, и укажите контактные телефоны. Я свяжусь с вами до конца недели. — Она улыбнулась. — Меня зовут Сандра Уилтон. Добро пожаловать в «Сервис груп».
Оливия позволила себе отпраздновать маленькую победу скромным обедом из сэндвича с цыпленком и диетического напитка, а потом принялась изучать лондонское метро. К концу дня она уже смогла без проблем доехать до Сити на Центральной линии. Бар «Грязный Дик» отыскался довольно быстро. Войдя, Оливия немного постояла, чтобы глаза привыкли к приглушенному свету, и наконец разглядела Джереми, он махал ей рукой. Ее сердце взволнованно билось, пока она пробиралась между смеющихся и болтающих компаний клерков в темных костюмах и с кейсами.
— Дорогая. — Джереми обнял Оливию и прижал к себе. — Это чудесно. Господи, как я рад тебя видеть! Я так скучал по тебе.
— Я тоже соскучилась. — Вот он, момент истины, подумала Оливия, но вдруг застеснялась. — Именно поэтому я и приехала.
— Любовь моя. — Его глаза ласкали ее. — Жаль, что здесь столько людей. — Он тепло и соблазнительно улыбнулся. — Я заказал белого сухого вина. Надеюсь, тебе понравится.
Джереми протянул ей бокал и поднял свой.
— За нас!
— За нас, — повторила Оливия, не отрываясь глядя на него. На Джереми был стильный темно-синий костюм, а волосы подстрижены короче, чем обычно. Выглядел он как-то серьезнее, строже.
— Итак, — произнес он. — Где ты остановилась и на сколько приехала?
— На сколько? — Оливия не поняла смысла вопроса.
— Ну да, на сколько? У нас есть неделя?
Две?
Вино вдруг потеряло вкус, в горле запершило. Она постаралась рассмеяться — Джереми, я приехала навсегда. Я… я думала, ты понял. — Она сделала глубокий вдох. — У меня уже есть жилье, я ищу работу. Разве Дилан Мелоун тебе не сказал?
— Нет. Он просто сказал, что ты была у него и спрашивала меня, — медленно проговорил Джереми. — Ливви, ты в самом деле все бросила в Бристоле и переехала в Лондон? И даже не посвятила меня в свои планы?
— Я думала, ты будешь рад. — Она сникла. — В конце концов, мы же хотели этого.
— Да, но не сию же минуту, — в его голосе появилось нетерпение. — Это может вызвать… проблемы.
— С Диланом? — жестко произнесла Оливия.
— Ну, он только часть проблемы… — На лице Джереми появилась гримаса. — Слава богу, что ты не раскрыла ему наших отношений. Он думает, будто мы с тобой — старые знакомые и ты просто зашла меня проведать.
Она застыла в изумлении. Но как же так? Он ведь все знает. Что здесь происходит? В какую игру играет Дилан?
— А разве это так ужасно, если Дилан узнает?
— Это будет катастрофа, — нахмурился Джереми. — Послушай, детка, я хочу получить развод по-тихому. Так сказать, по обоюдному желанию сторон. Это важно, поверь мне. Если Мария узнает о нас… если Дилан ей скажет… Она, знаешь ли, отличный юрист. И запросто сотрет меня с лица земли. — Джереми многозначительно взглянул на Оливию. — Понимаешь, о чем я?
— Думаю, да. — Оливия опустила стакан на стол. Признаться, что их секрет раскрыт? Но она уже знала, что Джереми будет в ярости. И потому не проронила ни слова. — То есть ты хочешь, чтобы я продолжала разыгрывать из себя твою старую знакомую? — спросила она немного погодя.
Он кивнул.
— Только на время, милая. Пока я живу у Дилана. Ты же понимаешь, мне надо действовать осторожно.
— А не лучше ли тебе найти собственное жилье?
— Конечно, лучше. И я уже подыскиваю квартиру. Но все не так просто. Мне нужно, чтобы район был престижный. — Он задумался. — Кстати, где ты живешь?
— Недалеко от тебя. На Ленсей-Гарденс у женщины по имени Саша.
— А-а, эта старая ведьма, — недовольно произнес Джереми. — Как ты ее нашла? Оливия прикусила губу.
— Дилан посоветовал. Я… упомянула, что мне нужно жилье… временное.
— Какой филантроп, да? — Джереми издал короткий смешок. — Ну что ж, что сделано, то сделано. Но нам с тобой будет чертовски трудно встречаться в городе. Если я приду к тебе, Саша тут же доложит Дилану. — Он устало вздохнул. — Если бы ты предупредила меня, что собираешься приехать, я бы нашел тебе квартиру подальше от Ленсей-Гарденс.
— В престижном районе? — сухо спросила Оливия.
Джереми покраснел.
— Ну, не знаю. Это же ненадолго… так что не так уж и важно, правда?
— Меня пока что устраивает то, что есть. — Оливия сделала паузу. — Мне жаль, что я создала столько трудностей. Понимаешь, я думала, что обрадую тебя.
— Дорогая, я рад, — терпеливо повторил он. — Но это будет чертовски мучительно для нас обоих. Так близко — и все-таки не вместе.
— Об этом я как-то не подумала, — вздохнула Оливия. — Может быть, тебе стоит ускорить поиск квартиры?
— Конечно, я так и сделаю. — Джереми тоже вздохнул и потянулся, чтобы наполнить ее бокал. — Эй, да ты почти не притронулась к вину!
— Да, — сказала она. — Можно мне апельсинового сока?
— Все, что хочешь. — Он взял ее руку и поднес к губам. — Прости, любимая. Не слишком-то хорошо я тебя принял, да? Но я все никак не приду в себя.
Да и я немного не в себе, подумала Оливия. Потому что, как ни странно, даже невероятно это звучит, я теперь заодно с Диланом Мелоуном.
А это — самая плохая новость.
Глава 4
Очевидно, Бет была права, подумала Оливия с грустью. Надо было предварительно обсудить свои планы с Джереми. Но в этом случае она, вероятнее всего, и сейчас была бы в Бристоле.
Но я уже здесь, думала Оливия, расправив плечи и подняв подбородок. И я здесь останусь.
— Кстати, насчет временной работы, — сказал Джереми, подходя с соком. — Я хотел бы тебе помочь, дорогая, но мы только что полностью укомплектовали штат. Ты понимаешь?
— Нет проблем, — улыбнулась Оливия, подавляя укол боли. — Мне не нужна помощь. Я и сама справлюсь.
— Да, но ты рискуешь. — Он отпил из своего бокала. — Ведь в Бристоле у тебя замечательно шли дела. Поверить не могу, что ты вот так все бросила.
Оливия вскинула бровь.
— Вот как? Я ехала к любимому мужчине. Это для меня — самое главное.
— Да, конечно. — Джереми слегка покраснел. — Не думай, что я этого не ценю.
— Рада слышать. — Оливия положила руку ему на колено и нежно проговорила:
— Джереми, я чувствую, что пришло время изменить свою жизнь. И в смысле карьеры, и в личной жизни. Лондон — волшебный город, он притягивает людей как магнит. Может быть, я приехала еще и для того, чтобы доказать самой себе: мне по плечу жизнь в большом городе.
— Хочу надеяться, что ты не разочаруешься, сказал он. — Все не так просто, как кажется. Она окинула его озабоченным взглядом.
— Но у тебя ведь все в порядке, правда? Дела идут хорошо?
— Отлично. Лучше не бывает. — Джереми посмотрел на часы. — И именно поэтому мне пора бежать. У меня сегодня ужин с потенциальным клиентом.
— Да? Но я думала, мы проведем этот вечер вместе…
— Не сегодня, любовь моя. — Он коснулся губами ее щеки. — Ты должна это понять. У меня важная встреча.
А как насчет встречи со мной? — захотелось ей крикнуть, но она не осмелилась.
— Если бы ты меня предупредила, я бы успел что-то поменять в расписании, — продолжал Джереми. Он улыбнулся ей. — Но у нас с тобой еще столько времени впереди… целая вечность.
— Так когда я тебя теперь увижу?
— Я позвоню тебе. — Джереми притянул ее к себе и поцеловал. На этот раз страстно и жарко. — Боже, — выдохнул он, — если бы я мог отложить сегодняшнюю встречу…
Оливия смотрела, как он пробирается к выходу и исчезает за дверью.
Вот так, подумала она.
После ужина, помыв тарелки и старательно отбрасывая все неприятные мысли, Оливия села за стол. Раскрыла ноутбук и принялась составлять новое резюме для кадровых агентств. Надо сосредоточиться на карьере. А личная жизнь пусть идет, как идет. Может быть, Джереми нужно время, чтобы оправиться от шока, вызванного ее приездом. Кроме того, у него появится больше причин уважать ее, если она докажет свою независимость.
И у Дилана Мелоуна тоже.
Оливия замерла, ее пальцы зависли над клавиатурой. Интересно, откуда пришла эта мысль? Какая разница, что думает о ней этот человек? Из того, что сказал Джереми, выходит, что Дилан оказал ей услугу. Оливия, хмурясь, откинулась на спинку кресла. У него был хороший шанс всадить ей нож в спину и основательно подпортить их с Джереми отношения. Но он этого не сделал. Почему? Оливия вздрогнула, вспомнив его резкие черты и холодную серебристую голубизну глаз. Но еще она помнила, как может он смеяться, излучая шарм и теплоту. Именно так он смотрел на блондинку в ресторане.
Оливия прикрыла глаза, стараясь отогнать непрошеное воспоминание, но вместо этого вдруг подумала: интересно, каковы на вкус его губы?
Тело ее расслабилось, по нему разливалось тепло зарождающегося желания. До сего момента Оливия и не подозревала, что способна на такие чувства.
Она устроилась поудобнее в кресле, закинула руки за голову, позволяя скользкому материалу блузки натянуться на ее напряженных сосках. Представила, что это мужские пальцы ласкают ее грудь. Ощутила, как влажнеет лоно. Вот его руки, губы, язык касаются ее…
Оливия резко выпрямилась. Губы ее пересохли, сердце встревоженно билось.
Боже, неужели я схожу с ума? Всего несколько часов назад я встречалась с Джереми, которого люблю. С которым собираюсь провести всю оставшуюся жизнь. А сейчас у меня сексуальные фантазии, связанные с ненавистным мне человеком. Что происходит?
Она не могла не признать, что Дилан Мелоун — привлекательный мужчина. К тому же его известность добавляет ему очарования. Но то, что с ней происходит, напоминает глупую подростковую влюбленность. Она словно изменила Джереми.
Это он должен был обнимать, целовать и ласкать ее, и не в мечтах, а наяву. Но, как бы там ни было, она одна. Нет смысла притворяться. Все ее мечты оказались разбиты. Разве могла она предположить, что Джереми предпочтет какой-то деловой ужин свиданию с ней? Он даже не назначил ей новую встречу, а отделался обещанием позвонить.
Оливия глубоко вздохнула. Господи боже, но ведь я свалилась ему как снег на голову, укорила она себя. Так что придется терпеть последствия своего легкомыслия.
Бедный Джереми, наверное, мучается не меньше ее…
Оливия вернулась к резюме. Когда оно было закончено, у нее разболелась голова. Она встала и расправила затекшие плечи. В подвале стало душно, и захотелось на свежий воздух. Оливия взяла ключ от сада и поднялась по лестнице.
Было уже поздно, из окон окрестных домов лился свет. Она решила далеко не заходить, держаться дорожки вдоль ограды.
Легкий ветерок принес с собою аромат цветов. Жасмин, подумала Оливия, глубоко вдыхая прохладный ночной воздух. Ей вспомнился дом родителей.
Она ускорила шаг и едва не наступила на кота, который вышел из кустов прямо перед ней, гордо держа хвост, как флаг.
— Ой! — Оливия едва успела поймать ветку, которая чуть не задела ее лицо. Кот тем временем, мурлыча, начал тереться о ее ноги. Она присмотрелась к нему повнимательнее. — По-моему, мы раньше с тобой встречались, дружок, — сказала она.
Судя по всему, это был Максимилиан. Тот самый, которого с таким упоением гонял Хамф.
— Привет. — Она присела и погладила кота. — Тебя, случайно, не Макс зовут?
Кот поднял голову и еще теснее прижался к Оливии, выгибая спину от удовольствия.
— Ах ты, подлиза. — Оливия гладила его пушистую шерсть. Внезапно она почувствовала какое-то беспокойство и обернулась. Так и есть, она зашла дальше, чем собиралась. Если здесь Максимилиан, значит, вражеская территория уже близко.
— Вы, мисс Батлер, оказывается, не только мужей воруете, но и кошек?
Насмешливый голос заставил ее резко вскочить и вскрикнуть. Не веря своим ушам, Оливия уставилась на стоящего в тени мужчину.
Господи, как же мне не везет, подумала она, а вслух холодно произнесла:
— Просто завожу друзей, мистер Мелоун.
— Отличный предлог подобраться поближе, сказал Дилан. — Вот только вам снова не повезло. Джереми нет дома.
— Я в курсе, — проговорила Оливия сквозь зубы.
— Ах, вот как. Значит, вы его видели.
— Видела. — Она только теперь заметила, что стоит в круге света из соседнего окна и видна как на ладони. В то время как Дилан скрывается в тени, что, как обычно, дает ему преимущество в разговоре.
— А, я понял, — сказал он, — вы пришли сказать мне «спасибо».
— Интересно, за что? — фыркнула Оливия.
— За то, что сохранил в тайне вашу эскападу. — Его тон был сух.
— Да, кстати, почему вы не сказали ему? — с трудом проговорила Оливия. Во рту у нее пересохло.
— Я и сам не знаю, — медленно произнес он. — Но уж точно не от доброго сердца.
— Вы меня удивили. — Голос Оливии был полон сарказма.
— Это я могу, — согласился Дилан. — Кстати, вы не представляете, как удивился Джереми. Если бы я не был так тактичен и добр, то сказал бы, что он был в шоке. Но, может быть, это все от большой любви.
— Судя по всему, вас она никогда не посещала, — вспыхнула Оливия.
— Вот тут я с вами спорить не стану. — Было ясно, что он усмехается. — Может быть, великая страсть — не мой удел.
— Но все же, почему вы решили не говорить Джереми правду?
— Скажем так, я решил пустить все на самотек, — задумчиво произнес Дилан.
Оливия поняла, что более определенного ответа не получит.
— Уже поздно, — сказала она. — Мне пора домой. Спокойной ночи.
— Уже уходите? А я-то думал, вы останетесь и споете серенаду под его балконом. Возможно, я все же романтик в душе.
— Вы, мистер Мелоун? — Оливия покачала головой. — Большего циника я еще не встречала.
— Тем не менее, — пожал плечами Дилан, если бы вы проехали двести миль, чтобы увидеть меня, я бы не оставил вас одну. Так что спите крепко, мисс Батлер.
Тени качнулись, и он исчез. Оливия еще постояла немного, озадаченная его словами. Потом медленно повернулась и побрела домой. Сердце ее бешено билось, щеки пылали.
— Черт тебя побери, — пробормотала она, запирая за собой калитку сада. — Чтоб тебе сгореть в аду, Дилан Мелоун!
Несмотря ни на что, свежий воздух сделал свое дело, и Оливия заснула, едва успев коснуться головой подушки.
Разбудил ее звонок мобильного телефона. Джереми, подумала она, хватая трубку. Но это оказалась Сандра Уилтон, звонившая, чтобы предложить ей работу.
— У нашего клиента небольшая контора по аренде жилья, — сказала она. — Работает он в паре с женой. Жена упала и ушибла лодыжку. Нужно заменить ее, пока она не поправится, так что это ненадолго. По крайней мере на пару дней.
— А чем я должна заниматься? — спросила Оливия, записывая фамилию и адрес. Сандра усмехнулась:
— Вообще-то из них двоих только миссис Саттон умеет работать на компьютере, так что бедный Колин уже готов лезть на стену. Вы получите деньги, если растолкуете ему, как заходить в базу данных и выполнять несколько простых функций.
Так оно и оказалось. Приехав в указанную контору, Оливия обнаружила высокого, элегантного мужчину с седеющими волосами, глядящего на компьютер так, словно это — ядовитая змея.
— Вики говорила мне, что делать, — произнес он в отчаянии, — на какие клавиши нажимать и все такое. Но ничего не получается. Думаю, я сломал его.
Оливия успокаивающе ему улыбнулась.
— Давайте посмотрим, что там стряслось, сказала она, решительно включая кнопку питания.
— Господи. — Колин Саттон уставился на экран, словно на его глазах свершилось чудо. — Как вы это сделали?
Оливия едва удержалась, чтобы не расхохотаться.
— Просто догадалась, — мягко произнесла она. — А теперь, с чего мы начнем?
Чета Саттон занималась поиском жилья. Они знакомили людей с возможными вариантами и улаживали все необходимые формальности при покупке или аренде. Очевидно, дела у них шли успешно. Телефоны звонили не умолкая, и шел постоянный поток заявок. Днем, когда стало немного потише, Салон отправился посмотреть две квартиры, на которые поступили заявки, и Оливия осталась держать оборону в одиночестве. Это дало ей возможность ознакомиться со списком квартир, содержащихся в базе, и распечатать описание трех более-менее подходящих. Ей подумалось, что они могут заинтересовать Джереми. Кажется, и район был престижный. Но стоило ей увидеть цены, брови поползли вверх. Впрочем, настоящий шок она испытала, когда нашла подвальное помещение, в точности такое же, какое снимала сама. Дом располагался по соседству с Ленсей-Гарденс, и квартира стоила ровно вдвое больше, чем платила она. Когда вернулся Колин Саттон, она смущенно спросила его, нет ли здесь ошибки.
— Да что вы, — ответил он. — Эта — одна из самых дешевых.
Заверив мистера Саттона, что завтра ровно к девяти часам она будет у него в офисе, Оливия побрела домой, раздумывая над тем, что узнала. По пути к себе она постучала в дверь к Саше, намереваясь обсудить с ней оплату, но той не оказалось дома.
Наверное, повела гулять Хамфа, подумала Оливия. Ладно, напишу ей записку и оставлю в двери.

Читать книгу дальше: Крейвен Сара - Солнечные часы